Friday, January 26, 2007

МЦ: Мои службы "одна - всегда, везде..."

Опечатка:
"Если бы иностранные правительства оставили в покое русский народ" и т.д.
" Вестник Бедноты", 27-го ноября, No 32.
Я, на полях: "Не беспокойтесь! Постоят-постоят-и оставят!"

Самое главное: с первой минуты революции понять: Всё пропало! Тогда – всё легко.

Стать богиней плодородия, быв Психеей, Наташа Ростова - не грех?

Мой заведующий эсперантист (т. е. коммунист от Филологии). Рязанский эсперантист. Когда говорит об Эсперанто, в глазах теплится тихое безумие. Глаза светлые и маленькие, как у старых святых, или еще у Пана в Третьяковской галерее. Сквозные. Чуть блудливые. Но не плотским блудом, а другим каким-то, если бы не дикость созвучия, я бы сказала: запредельным. (Если можно побить Вечность, то ведь можно и блудить с нею! И блудящих с нею (словесников!) больше, нежели безмолвствующих любящих!)

В церкви мне хочется молиться только, когда поют. А Бога в помещении вообще не чувствую.

Бегу домой за мешками и санками. Санки - Алины, детские, бубенцовые, с синими вожжами, - мой подарок ей из Владимирского Ростова. Просторное плетение корзиночкой, спинка обита кустарным ковром. Только двух собак запрячь - и айда! - в северное сияние...
Но собакой служила я, северное сияние же оставалось позади: ее глаза!

Робость под прикрытием легкости? Дети ведь, испугавшись, тоже часто смеются.

Но, возвращаясь к классификации (озарение: не к ней ли сводится весь коммунизм?!) - точь-в-точь то же, что пятнадцати лет с алгеброй (семи - с арифметикой!). Полные глаза и пустой лист. То же, что с кройкой – не понимаю, не понимаю: где влево, где вправо, в висках винт, во лбу свинец. То же, что с продажей на рынке, когда-то - с наймом прислуги, со всем моим стопудовым земным бытом: не понимаю, ни могу. Не выходит.

Не я ушла из Картотеки: ноги унесли! Душа - ноги, вне остановки сознания. Это и есть инстинкт.

По окончании стою одна, с случайными знакомыми. Если бы не пришли, - одна. Здесь я такая же чужая, как среди квартирантов дома, где живу пять лет, как на службе, как когда-то во всех семи русских и заграничных пансионах и гимназиях, где училась, как всегда – везде...

Марина Цветаева. "Мои службы"

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...