Thursday, June 19, 2008

Общение с природой — специфическая форма психотерапии

Случайная или намеренная близость к природе, особенно жизнь в ней, весьма явственно обостряет наши первородные ощущения. Именно такое обостренное ощущение природы дало основание Генри Бестону, популярному американскому писателю-натуралисту, написать следующие строки: «Проживая на дюнах... я находился в самой гуще обильной природной жизни, проявлявшейся днем и ночью, и благодаря этому оказался вовлеченным в круговорот великой жизненной силы, чувствуя, как получаю от нее тайную питающую энергию. Наступило время — это было на пороге весны,— когда эта энергия стала ощущаться так же реально, как и тепло, излучаемое солнцем... Я полагаю, что те, кому приходилось жить в окружении природы, стараясь не затворяться от нее, согласятся со мной. Жизнь — это вселенская энергия, подобная электричеству или земному тяготению; ее присутствие поддерживает саму жизнь. Эта сила может вмешиваться в отдельную жизнь, подобно мгновенному соединению лавины огня с пламенем свечи».

Этот вид общения психологически обеспечивается тем, что животное обладает рядом качеств, сходных с человеческими: эмоциональностью, способностью выражать свои переживания действиями, звуками, мимикой, реакцией на коммуникативные инициативы человека. Только у совсем уж пустого человека не возникают в ответ чувства привязанности, преданности, любви. Наконец, многим сугубо человеческим качествам может научить человека дружба с животными. Способности понимать и сочувствовать, сострадать, а подчас и преподать пример надежности, верности и преданности.

Сформировавшаяся сравнительно недавно наука этология (этос — нрав, характер), изучающая поведение животных в естественных условиях, значительно расширила наши представления об умственных способностях животных, убедительно показала, что наряду с инстинктами, присущими им от рождения, их поведение определяется еще и навыками, приобретенными в результате индивидуального опыта. Ряд исследований по сравнительной оценке принятия правильных решений у животных и у детей двух - трехлетнего возраста показал, что «умные» животные справляются с поставленной перед ними задачей лучше, чем дети. Это обстоятельство свидетельствует о том, что «разумность» не является достоинством исключительно человека. Существенные про­явления этого качества в различной степени свойственны и нашим «братьям меньшим». Главный же вывод, важный для темы нашего исследования, заключается в том, что психика животных при всем сходстве с нашей не просто значительно отличается от психики человека, она совершенно не сравнима с нашей (как, например, психика детей младшего возраста отличается от психики взрослого человека). И именно в этом ее достоинство, достоинство большей непосредственности и искренности, чем это бывает у человека, в силу практически полного отсутствия рациональности (но не разумности).

Трудно глубже и содержательнее сказать на этот счет, чем сделал это Г. Бестон: «Мы относимся к животным свысока, полагая, что судьба их достойна сожаления: ведь по сравнению с нами они весьма несовершенны. Но мы заблуждаемся, жестоко заблуж­даемся. Ибо нельзя к животным подходить с челове­ческой меркой. Их мир старше нашего и совершен­нее, и сами они — существа более законченные и совершенные, чем мы с вами. Они сохранили многие из чувств, которые человек растерял: они живут, при­слушиваясь к голосам, которые недоступны нашему слуху. Животные — не меньшие братья и не бедные родственники, они — иные народы, вместе с нами попавшие в сеть жизни, в сеть времени; такие же, как и мы, пленники земного великолепия и земных страданий».
Из всего сказанного подчеркнем еще раз, что общение с природой, с животными, по сути дела, представляет собою своеобразные варианты остро необходимых для нас актов автокоммуникации, позволяющих глубже познать себя, проявить и активировать в себе эстетические и гуманистические начала.
(из статьи)

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...