Monday, August 04, 2008

Владимир Набоков, пьесы/ from Nabokov's plays

Нет – будем жить. В темнице заключенный,
за полчаса до казни, паука
рассматривает беззаботно. Образ
ученого пред миром. [// Цинциннат?]

Мне кажется порой: душа в плену -
рыдающая буря в лабиринте
гудящих жил, костей и перепонок.
Я жить боюсь. Боюсь я ощущать
под пальцами толчки тугие сердца,
здесь - за ребром - и здесь, на кисти, - отзвук.
И видеть, мыслить я боюсь - опоры
нет у меня, зацепки нет.

Наука
сказала мне: "Вот - мир", - и я увидел
ком земляной в пространстве непостижном -
червивый ком, вращеньем округленный,
тут плесенью, там инеем покрытый...

Бывают, правда, утра
прозрачные, восторженно-земные,
когда душа моя - подкидыш хилый -
от солнца розовеет и смеется
и матери неведомой прощает...
Но, с темнотой, чудовищный недуг
меня опять охватывает, душит:
средь ужаса и гула звездной ночи
теряюсь я; и страшно мне не только
мое непониманье - страшен голос,
мне шепчущий, что вот еще усилье
и все пойму я...

Не правда ль,
нет ничего страшнее звезд?
«Смерть», 1923

**

Усадьба Набоковых в Рождествено

**
Под узорной
листвой дубов луна лежала черной
и серебристой шашечницей.

Вы знаете, один мне человек
На днях сказал: нет счастия на свете;
им грезят только старики да дети;
нет счастия, а есть безумный бег
слепого, огневого исполина,
и есть дешевый розовый покой
двух карликов из воска. Середина
отсутствует...

Вы правы, да, вы правы... Я - червяк
в чехольчике... Не видел я ни моря,
ни синих стран, сияющих за ним,-

В бесхитростном покое
ты жизнь цедишь... Все счастие мирское
лишь в двух словах: "я дома"...

Не может быть? Пустое восклицанье!..

Улитки
все так же ль после золотых дождей
на их стволах вытягивают рожки?

Иль мыслишь ты, что жизнь - больного сон?

Что человек, должник природы темной,
отплачивать ей плачем обречен?

Я понял ночь, увидя светляка...

Да, видно, я - звонарь
в стране, где храмов нет...
«Скитальцы», 1923

**
Так, мелькнуло в полубреду - суррогат бессонницы, клиническая живопись...

Положение становится парадоксальным, если не попросту сальным.

У всех твоих планов есть одна замечательная особенность: они всегда как полуоткрытые двери, и захлопываются от первого ветра.

Тебе все кажется, что время, как говорится, врачует, а я знаю, что это только паллиатив, если не шарлатанство.

Ничего - пускай посвербит, прекрасный массаж для души.

Тебя задумал Чехов, выполнил Ростан и сыграла Дузе.

не характер, а харакири

Когда папа умер и был продан наш дом и сад, мне было обидно, что как-то в придачу отдается все, что было в углах нашептано, нашучено, наплакано.

Леонид Викторович говорил о пьесах, что если в первом действии висит на стене ружье, то в последнем оно должно дать осечку.

А мои воспоминания с твоими никогда не уживаются, так что не стоит и сводить.

Но это два одиночества, и оба совсем круглы.

Еще одно замечание: обычно беру задаток, а то бывает, что охраняемый ни с того ни с сего исчезает... Но вы так хороши, и ночь такая лунная, что я как-то стесняюсь поднимать этот вопрос.

- Уверены ли вы, что это не подделка?
- Нет, это мое. Я сам написал.
- Значит, подделка!

О, вы увидите! Жизнь будет прекрасна. Жизнь будет вкусна. Птицы будут петь среди клейких листочков, слепцы услышат, прозреют глухонемые. Молодые женщины будут поднимать к солнцу своих малиновых младенцев. Вчерашние враги будут обнимать друг друга. И врагов своих врагов. И врагов их детей. И детей врагов. Надо только верить...
«Событие», 1938

*
не терплю обиняков, этих заусениц речи

Я люблю старые газеты... В них есть что-то трогательное, как, знаете, в болтливом бедняке, которого кабак давно перестал слушать.
«Изобретение Вальса», 1938

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...