Thursday, April 21, 2011

моно-но аварэ - печаль вещей

Для понятия аварэ сложно найти точный перевод и ещё сложнее дать исчерпывающее толкование. Хотя само понятие “эстетика” как область знания в Японии появилось лишь на рубеже XIX и XX веков под влиянием европейской культуры, концепция аварэ в Японии является одной из наиболее древних эстетических категорий. Данный термин, который можно перевести как «одновременное восклицание ах! и ох!», встречается в нескольких источниках датированых VIII веком нашей эры, и, хотя этимология этого слова до конца неизвестна, согласно некоторым теориям, в древние времена слово аварэ означало “трогательный”, “дорогой сердцу”, “интересный”. На протяжении веков его значение менялось, и позднее это слово использовалось для описания особого настроения тихой грусти, а впоследствии приобрело двоякое значение, которое, описывало смешанное чувство, наиболее характерное, например, для момента окончания какого-либо поединка – восхищение и признание превосходства победителя и одновременно грусть и сочувствие проигравшему.

Таким образом, значение данного слова достаточно противоречиво, но в независимости от того, какие коннотации в каждом конкретном случае являются преобладающими (позитивные – восхищение, признание или негативные – сочувствие, печаль), аварэ всегда выражает некую взволнованность (кандоби), мимолётное движение души, неожиданный эмоциональный всплеск.

В японской поэзии, пожалуй, одним из наиболее ярких примеров идеала аварэ являются строфы, посвящённые цветам сакуры. Это одна из излюбленных тем японских поэтов (в том числе - поэтов хайку), не только из-за особенной красоты этих цветов , но в первую очередь потому, что цветут они очень короткий срок и облетают в течение недели на вершине своего расцвета. Поэта, созерцающего цветы сакуры, обычно охватывает двоякое чувство восторга, восхищения красотой и одновременно тихой печали от осознания мимолётности, хрупкости, несовершенства и непостоянства этой красоты.

Такой подход распространяется на весь окружающий нас мир, соединяя воедино красоту и печаль, удовлетворение и неудовлетворённость и т.д., тем самым раскрывая подлинную суть предметов и явлений.

Когда мы говорим о том, что хайку “задевает” или “не задевает”, мы говорим об объективной способности или неспособности стихотворения вызывать у человека с тонким восприятием внезапное чувство, связанное с пониманием и осознанием истинной сути природы и вещей, другими словами, - о наличии или отсутствии в стихотворении эстетики аварэ.

Мотоори Норинага (1730-1801), один из наиболее известных исследователей понятия «аварэ», рассматривает также концепцию «моно-но аварэ». Это понятие обычно переводится как «печаль вещей», но в более широком контексте его можно рассматривать как «суть вещей». Норинага считал, что «любое поэтическое произведение рождается из знания (понимания) моно-но аварэ».
отсюда

**
Т. П. Григорьева, «Японская художественная традиция»:

Моно-но аварэ — «очарование вещей», одно из наиболее ранних в японской литературе определений прекрасного, связано с синтоистской верой в то, что в каждой вещи заключено своё божество — ками, в каждой вещи — своё неповторимое очарование. Аварэ — это то, что вызывает восторг, взволнованность. Аварэ — внутренняя суть вещей (как и макото: японцы не разделяли красоту и истину), поэтому писатели и поэты прежде всего призваны были выявлять аварэ. Расцвет этого стиля приходится на эпоху Хэйан (IX—XII вв.), но тяготение к нему никогда не исчезало.

Несколько лет назад, – признается японский эстетик Ямадзаки Масава, – в течение года я читал лекции в американском университете о японской литературе и искусстве. Пытаясь объяснить, что такое «аварэ», я приводил разные примеры и неоднократно возвращался к этому термину. Мне как японцу он понятен, но, чем больше я приводил примеров, тем больше убеждался, что перевести это слово на английский невозможно.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...