Sunday, November 13, 2011

"Печальна жизнь. Удел печальный дан..." Ono no Komachi and Fukakusa no Shōshō

Оно-но Комати (Ono no Komachi, c. 825 – c. 900), легендарная поэтесса времен раннего Хэйана, единственная женщина среди «Шести бессмертных», Роккасэн (Rokkasen, шесть японских поэтов, творивших в жанре вака (waka) в IX столетии).
Редкая красавица, чье имя давно стало нарицательным, означая прекрасную, поэтически одаренную женщину.


В эпоху Эдо возникла традиция изображать легендарную красавицу, подлинных портретов которой не сохранилось, одетой по моде позднего Хэйана, как на этой картине Огата Корин: многослойные длинные одеяния и распущенные длинные волосы.

...В середине IX века в столичном городе Хэйан-Кйо блистала красотой и талантами несравненная Оно-но Комати. Когда и при каких обстоятельствах впервые увидел её придворный вельможа Фукакуса-но Сёсё (Fukakusa no Shōshō), точно неизвестно. Возможно, всё происходило так...

Как обычно, приехав в повозке к Императорскому дворцу, Оно-но Комати вместе с другими придворными дамами ожидала распоряжений, сидя в повозке и беседуя со служанками. Края тщательно выбранных одеяний свешивались из-под тростниковой занавеси, позволяя любопытным оценить игру красок и совершенство вкуса красавицы.

Привлеченные таинственностью и несомненной, хоть и сокрытой от глаз, красотой дам в повозках, придворные кавалеры подходили поближе и заводили галантные разговоры с владелицами повозок. Увидеть красавиц не представлялось возможным: это же так неприлично, когда незнакомый мужчина вдруг видит твое лицо ничем не прикрытым! Но остроумие и поэтичность реплик какой-нибудь дамы собирали вокруг её повозки целый круг восторженных поклонников.

Конечно же, Оно-но Комати знала, что и как сказать, дабы не скучать в одиночестве. Фукакуса-но Сёсё пал очередной жертвой известной красавицы. Да еще и такая прекрасная собеседница!
Слово за слово, одна короткая поэма на тонкой рисовой бумаге, потом другая... Изящные завитки почерка, игривые полунамеки, скрытые в иносказаниях...
Благородный муж потерял голову от любви. Он готов сделать все, что прикажет прекрасная Комати, лишь бы добиться ее расположения.

Красавице скучно. Мужчины так однообразны и предсказуемы! Что ж, почему бы не поиграть и в эту игру?
Он хочет увидеть ее? Хорошо, всё в его руках. Нынче вечером она отправляется в Ямасину (Yamashina, Kyoto), в буддийский монастырь Зуисин-ин (Zuishin-in), где намеревается отдохнуть от суеты столичной жизни и предаться благочестивым размышлениям.

Если благородный муж действительно влюблен столь страстно, как утверждает, ему не составит особого труда навещать красавицу в ее уединенном убежище ежевечерне в течение... скажем, ста дней. Если эти сто дней не окажутся непосильным испытанием для его любви, на сто первый день настойчивость влюбленного будет вознаграждена.

Надо ли говорить, что потерявший голову Фукакуса-но Сёсё с восторгом согласился на эту проверку чувств. Его собственный дом находится в Фусими, это пять-шесть километров от Ямасины, надо только перевалить через гряду невысоких гор. И вот каждый день в любую погоду верный данному слову благородный господин выезжал из Фусими в Ямасину.

Скажете, пять километров - это такой пустяк, о каком испытании тут вообще можно говорить? Не забывайте, однако, что тысячу лет назад дороги не отличались особым комфортом для путников: чуть утоптанная тропа среди буйных зарослей дремучего леса. А ведь надо еще переправиться через гору...
Но там, за горой, в монастырском саду его ждала прекраснейшая из женщин!
Каждый вечер отправлялся Фукакуса-но Сёсё по узкой горной тропе из Фусими в Ямасину. И каждую ночь возвращался домой, обменявшись с возлюбленной лишь парой изящных писем.
Вечер за вечером...

Неторопливо прогуливаясь по дорожкам монастырского сада, Оно-но Комати вертела в руках очередное письмо от Сёсё.
Однако, какая настойчивость... Ему до сих пор не наскучила эта игра... Уже прошла половина из назначенных ста дней. Хватит ли терпения у изнеженного придворного, не привыкшего к трудностям ежедневных горных переходов? А если хватит, что потребует он в награду за такой подвиг?
Судя по его письмам, он умен и образован. Служанки говорят, что он занимает при дворе солидную должность и пользуется почетом и уважением. Да, он не так молод и красив, как некоторые из ее былых возлюбленных, но зато серьезен и так верен своему слову...
Тонкие пальцы красавицы теребят шелковую ленту на поясе.
Вернувшись в свои покои, Комати задумчиво посмотрела на разложенный лист бумаги, будущее письмо настойчивому поклоннику.

Мечтая о нем,
Уснула незаметно.
И он пришел во сне.
О, если б знала,
Не стала пробуждаться...

Свернув письмо, сняла с пояса ленту и обвязала сверток, украсив изящным узелком.
Фукакуса-но Сёсё возвращался домой как на крыльях, то и дело отпуская поводья коня, чтобы коснуться лежащего за пазухой свертка. От постоянных прикосновений к шелковой ленте, обвязывавшей письмо, на пальцах оставался тонкий аромат.
...Конь споткнулся о невидимый в темноте камень. Слуга успел поддержать потерявшего равновесие господина. Сёсё очнулся и попытался сосредоточиться на дороге. До дома еще далеко, а завтра с утра опять на службу...
...99-й вечер. Осталось всего два дня - сегодня и завтра! Эти сто дней, казавшиеся такими бесконечными, наконец заканчиваются! Он победил упрямицу и послезавтра потребует своей награды.
Пора ехать! Эй, конь оседлан? Дождь со снегом? И что же? Прекраснейшая из женщин ждет в своем укрытии, никакой дождь и снег не остановят меня!

Огонь любви...
Нет для него запретов.
Я в ночь, как днем, к тебе приду, -
За встречу на дорогах грез
Кто может упрекнуть?

...Сегодня сотый вечер, последний... Он не может не прийти. Вчерашнее письмо от Сёсё лежит на коленях. Непросохшая бумага холодит руки. Вчера была такая страшная буря! Но он все равно пришел. А сегодня - последний день. Разве что-нибудь сможет остановить такую страсть? Вчера в темноте, освещенный неровным светом факела, в промокшей насквозь одежде, он казался красивее любого из тех, кого Комати когда-либо знала.
Почему же он не идет? Уже давно минул час его обычного визита...

...И только через неделю плачущий слуга принес известие: после возвращения от Комати в ненастную ночь его господин слег, и умер к вечеру следующего дня.

Фукакуса-но Сёсё был похоронен на маленьком кладбище храма Гондзё-дзи (Gonzo-ji Temple) рядом со своим домом в Фусими. Район Фусими вокруг этого храма с того времени так и называется - Фукакуса.
Напротив главного и фактически единственного здания храма расположен маленький садик, дорожка которого ведет к скромному старинному кладбищу.

Слева от дорожки небо отражается в пруду Комати-сугатами-но оикэ – «Зеркало Комати».

А справа прячется в тени деревьев колодец, Фукакуса-но Сёсё Иаи-но идо – «Колодец любви Сёсё». Такой же бездонный и не пересыхающий, как любовь Сёсё, полный слез, которые пролила прекрасная Комати, узнав о смерти верного возлюбленного.

Дорожка заканчивается около двойного надгробия. Слева - Оно-но Комати, справа - Фукакуса-но Сёсё.

На самом деле, где именно похоронена Комати, достоверно неизвестно. По всей стране в разных городах существует не меньше десятка старинных надгробий с ее именем, и каждое считается подлинным.

Печальна жизнь.
Удел печальный дан
Нам, смертным всем.
Иной не знаем доли.
И что останется? -
Лишь голубой туман,
Что от огня над пеплом встанет в поле.

...В храме Зуисин-ин хранится изображение поэтессы в старости. Говорят, что портрет этот был выполнен по заказу самой Комати, желавшей показать, сколь скоротечна молодость и непостоянна внешняя красота.

по мотивам, фото; 2

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...