Saturday, December 03, 2011

Мухо - про корни, семью, хикикомори, женщин и мужчин в Японии/ Muho about Japanese family

Мой дед по отцу родился в Токио в 1910 году, где мой прадед работал инженером на японском заводе Мицуи.
Незадолго до Первой мировой войны семья вместе с няней-японкой Аса переехала в Германию. После войны никто из них в Японию не вернулся. Прадед умер в войну от туберкулёза; дед вырос вместе со своими братом и сестрой в деревне в Южном Тироле [ныне - немецкоговорящая провинция, расположенная на самом севере Италии].
Воспитание троих детей было на Асе. До самой своей смерти она жила в Альпах, оставив в Японии своего мужа и детей.
Позже мой дед переехал в Берлин, женился там. Его брат остался в Италии, а сестра уехала в Англию.
Мой отец родился в Берлине, но вырос, как и дед, в альпийской деревне.
Аса умерла в одиночестве в начале 1970-х, её похоронили в Альпах.

У поколений этой семьи не было внутренней сплочённости, понятие родины, наверное, было чуждо моему отцу. Он познакомился с моей матерью во время учёбы в Берлине. Мать выросла в Брауншвейге в семье пастора, вместе с пятью братьями/сёстрами. Её родители изучали теологию, и почти все из её рода были церковниками из Нижней Саксонии.

Я думаю, он сделал всё, что в его силах. Отец всегда давал нам, детям, как можно больше свободы; когда я поехал в Японию, он ничего не имел против...

Жизнь в нашей семье напоминала жизнь в одной квартире, где отец и дети заняты своими делами и иногда случайно встречаются на кухне.

В Японии есть сегодня множество таких семей. Некоторые дети ведут жизнь «хикикомори» (Hikikomori, яп. разг. сокр. "хикки", букв. пребывание в уединении, «острая социальная самоизоляция»; относится как к социальному явлению вообще, так и к индивидуумам, принадлежащим к этой социальной группе; см. третью часть кинотрилогии о Токио).
Целыми днями сидят в своей комнате, часто даже заклеивают окна бумагой, чтобы полностью отгородиться. Это касается обычно юношей. Причина не в отсутствии матери, а, вероятно, в том, что отец семейства почти не играет роли как глава дома... мужчины много работают, приходят домой поздно. А воскресенье в большинстве случаев проводится лежа перед телевизором. У японских мальчиков отсутствует ролевая модель. Они спрашивают себя, что за жизнь их ожидает; и раздражение направлено в основном против отцов, не способных соответствовать своей отцовской роли.

Женщины в Японии гораздо сильнее мужчин. Этот факт, возможно, мало известен на Западе. Внешне Япония представляется патриархальным обществом. Даже если муж подкаблучник, жена говорит о нём как о своём «господине». Ещё несколько десятилетий назад японские женщины шли по тротуару на два-три шага позади мужей. Но в действительности силы распределены по-другому.
Например, деньгами в Японии всегда руководит жена, а муж должен просить у нее средств на карманные расходы.

Многих западных мужчин привлекают азиатские женщины - своей женственностью, которую часто ошибочно принимают за слабость или покорность. Эти женщины внешне очень мягкие и податливые, внутренне несгибаемы - только так они могут выполнить роль, которая приписывается им в «Бумо-онкдзюкё»: любящая мать, которая ведет хозяйство и к тому же заботится о заработке.

Когда я прошу милостыню в Киото, то иногда стою перед большим храмом, где много туристов. Мимо проходит много приехавших с Запада женщин. Иногда я пытаюсь угадать, откуда они, и часто понимаю, что был прав, когда слышу их речь. Например, у женщин из средиземноморских стран черты лица гораздо мягче, чем у североевропеек. Лица немок особенно жесткие, они даже агрессивнее лиц американок.

Я часто замечаю, что восточные азиаты открыто выражают эмоциональную привязанность к своим детям, в отличие от нас, жителей Запада. Воспитание детей для них важнее, чем эротическое приключение; отношения между родителями и ребёнком стоят выше, чем между мужчиной и женщиной. В этом смысле интересно упомянуть, что японцы достигают совершеннолетия только в 20 лет. Подростки не могут пить пиво, курить сигареты. Преступности почти нет, драки на улице не встречаются. И действительно, японцы даже в 20 лет выглядят более по-детски, чем немцы в 14 или 15 лет. Кажется, что в Японии (а также в Китае и Корее) период социализации длится гораздо дольше, чем у нас на Западе. Может быть, дело в том, что социум здесь устроен более сложно и воспринимается более важным, чем у нас.

Даже язык подчёркивает это: в японском существует множество личных местоимений, которыми японцы указывают на себя, своего собеседника или других людей. Сказать «я» можно дюжиной разных слов, и каждое из них имеет иной оттенок значения. «Отец» и «мать» японец тоже может сказать по-разному. Формы глагола изменяются в зависимости от отношений говорящего с его собеседником: уважительно-отстранённые, более близкие, приятельские... Отношение к вещи, о которой сказано, определяет, каким словом воспользовались. Дома японец говорит совсем на другом языке, чем на улице или на работе. Детали бесчисленны, и даже сами японцы зачастую не уверены, какое слово должны использовать в определённой ситуации.
Примечательно, что японская жена одерживает верх в споре с мужем не тем, что использует эмоции и ругательства, а наоборот, разговаривает с ним подчеркнуто вежливо, словно с незнакомцем. Отстраненность и дистанция, которую муж чувствует в словах жены, ранит его больше, чем любое грубое слово.

Мухо Ноельке «Мой путь в Антайдзи»

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...