Saturday, May 26, 2012

Роберт Музиль (1880-1942). Хронология жизни и творчества /Robert Musil, life and works

6 ноября 1880 - Роберт Маттиас Альфред Музиль (в немецком произношении ударение на первый слог) родился в г. Клагенфурт (Klagenfurt), Австрия.

За четыре года до его рождения, в возрасте одного года умерла старшая сестра Роберта, Эльза. Так что мальчик остался единственным ребенком в семье.

Альфред Музиль (Alfred Edler von Musil, 1846 – 1924), отец будущего писателя, был инженером-машиностроителем, профессором высшей технической школы в Брно (тогда - Брюнне), на склоне лет возведенным в дворянское достоинство и получившим чин гофрата.
Автор многочисленных работ по машиностроению и нескольких патентов. Он был человеком сдержанным, нерелигиозным и не склонным к проявлению чувств; трудолюбивым и успешным в профессиональной сфере. Заметив у сына дар наблюдателя, Альфред Музиль мечтал сделать из него естествоиспытателя. Первое образование Роберта Музиля (после военного училища) было инженерным.

Мать, Гермина Музиль (1853 – 1924), в девичестве Бергауер (Hermine Musil, née Bergauer), происходила из обеспеченной семьи. Её отец, Франц Бергауэр (Franz (Xaver von) Bergauer, 1805 – 1886), был инженером.
В 20 лет Гермина вышла замуж за Альфреда Музиля. Как и муж, она не была религиозной, однако атеизм в сыне тоже не поощряла.
Во многом Гермина разительно отличалась от мужа – была эмоциональной, часто ссорилась с прислугой и своенравным сыном. Альфреду было нелегко справляться с женой, и он терпел в своём доме другого мужчину...

сентябрь 1881
Через год после рождения Роберта семья Музиль покидает Клагенфурт и переезжает в Комотау (Komotau, Chomutov, ныне Чехия).

Здесь состоялось знакомство четы Музилей с Генрихом Райтером (Heinrich Reiter, род. 1856) – он работает в подчинении у Альфреда и становится частым гостем в их доме. Задачей Генриха было усмирять бурный нрав Гермины.

Постоянное присутствие «дяди» будило в юном Роберте любопытство и подозрения. Поговаривали о связи пылкой Гермины с молодым инженером – догадки подтверждаются косвенными обстоятельствами: частые скандалы матери и Роберта-подростка, приведшие его к «изгнанию» в военное училище Ейзенштадта в 1892 году, а также тот факт, что именно Райтер, а не Альфред Музиль, ухаживал впоследствии за смертельно больной Герминой.
Отголоски этих биографических событий можно найти в романе «Душевны смуты воспитанника Тёрлеса» и в новелле «Тонка».

сентябрь 1882 - Семья Музилей переезжает в Штейер (Штирия/ Steyr, Upper Austria). Одинокий вдумчивый мальчик, Роберт растет среди привилегий и достатка.

1886 – 1889 – Посещает начальную школу.

январь-июль 1889 – Роберт переносит нервное заболевание, по симптоматике похожее на менингит. Все эти полгода он занимается с репетиторами на дому. «Похоже, Музиль использовал этот детский опыт при описании загадочной болезни Агаты («Человек без свойств»), также перенесенной ею в детстве», - пишут биографы.

сентябрь 1890 - реальная гимназия в г. Штейер.

январь 1891 - Музили переезжают в Брюнн (Брно, Чехия), где отец получил место инженера-механика в Высшей школе техники.
Роберт невысокий, но атлетический и крепкий; занимается борьбой. Внешности своей уделяет довольно много внимания.
Проявляются черты характера – рационализм, склонность к точным наукам, повышенная чувствительность и вспыльчивость, размышления над мотивами поступков и поведением людей; склонность к высокомерному дистанциированию и высмеиванию в адрес мужчин, а также влечение к женщинам с сильным характером и ярко выраженной сексуальностью.
Интеллектуальное развитие Роберта было поразительным; родители возлагают на сына огромные надежды.
Роберт посещает Высшее реальное училище.
Завязывается дружба с сыном отцовского коллеги Густавом Донатом (Gustav Donath, 1878 - 1965).

1892 - Родители едва справляются со своевольным сыном. Возникает конфликт с матерью, вследствие чего с 29 августа Роберта отправляют в Начальное военное училище в Эйзенштадт (Eisenstadt, 1892-1894).

1 сентября 1894 - Перевод в Высшее военное училище в Мэриш-Вайскирхен (Mährisch-Weisskirchen, Границе/ Hranice).
Знакомство с эрцгерцогом Генрихом, Рихардом фон Бойнебург-Ленгсфельд, Ярто Райзингом, Хуго Хойкнером, Францем Фабрини.
События, имеющие отношение к сюжету романа «Душевные смуты воспитанника Тёрлеса».

В кадетских школах Роберт сталкивается с мальчишеским сообществом, военной дисциплиной, тоскует по дому, и если принимать описанное в «Тёрлисе» за автобиографическое, - переживает гомосексуальный опыт с соучениками и гетеросексуальный с по меньшей мере одной из местных проституток.

1 сентября 1897 – юный Роберт поступает в Техническую Военную Академию в Вене. Проявляет интерес к баллистике, очевидно, планирует делать карьеру в Австрийской армии.
Однако окружение и общение в Академии разочаровывает юного интеллектуала. Инженерная наука кажется более многообещающей. 30 декабря 1897 года следует увольнение с военной службы по ходатайству отца.

С 29 января 1898 года Роберт посещает Высшую школу техники Брюнна (Брно), поступив на машиностроительное отделение, где работает его отец.
Образование двухстороннее – днем лекции, по вечерам и ночами – чтение, посещение концертов и выставок.
Юноша впервые читает Ницше, философия которого оказывает влияние на формирование его отношения к женщине. Еще - Достоевский, Эмерсон, Мах.
Пробует перо: «Лирика. Первые находки – плохие драмы».
Продолжается дружба с Густавом Донатом. Роберт познакомился с ним еще в 1891 году, но тесные дружеские отношения между молодыми людьми начались только сейчас, по возвращении Музиля в Брно из военного интерната Мэриш-Вайскирхен. Позднее Густав Донат скажет, что Музиль тех лет «не проявлял никаких творческих склонностей». Комментарий вызван, видимо, насмешками Роберта в адрес литературных опытов друзей, в том числе и самого Густава.

1898 - эпизод с матерью, Герминой Музиль в отеле Ульбинг.
Воспоминание зрелого Музиля в дневнике времен Первой мировой войны о случае 15-летней давности, 20 августа 1898 года на курорте Вельден:
«Мне было, должно быть, уже 18 или 19 лет, когда во время одного из отпусков на Вёртерзее (в Вельдене) со мной случилось следующее. Я задержался на мостике мужской плавательной школы, в то время как на мостике соседней, женской, стояла моя мать и смотрела на озеро. Она была в купальном халате, только после плавания. Меня она не заметила. Непроизвольным движением она распахнула халат, чтобы снова запахнуть его, и одно мгновение я видел ее обнаженной. Ей было тогда около 40, она была очень белой, полной и красивого телосложения. Хотя это до сих пор наполняет меня определенным удовольствием, намного живее ощущение стыда и гневного изумления, пронзившее меня тогда».

1899
Посещает лекции по литературе, часто бывает на концертах. Как и прежде, обучение круглосуточное, день и ночь.
Круг чтения 19-летнего Роберта: Кант, Шопенгауэр, особенно - Ницше, «Поэтика» Аристотеля, Новалис, «Преступление и наказание» и «Двойник» Достоевского, Ральф Эмерсон, Малларме, Метерлинк.
- март - участие в конкурсе на должность театрального критика в социалистической газете Брюнна.
- 10 ноября - первый государственный экзамен.

1900
Вступление в фехтовальный клуб. Ночные тетради «Мсье вивисектора» - интеллектуальным скальпелем молодой Роберт препарирует себя и окружающих.
- 29 апреля - первое выступление с собственными произведениями в немецком академическом клубе чтецов Брно.
- август - Шладминг, Фильцмоос: знакомство с пианисткой Валерией Хильперт.
- сентябрь – начало работы над «Парафразами».

1901
Делится со знакомыми писателями, Францем Шаманном и Евгением Шликом замыслом Тёрлеса. Позже в «Завещании» отметит: «чуть было не подарил». К счастью, слушатели не обратили на рассказ особого внимания.
- октябрь - начало краткосрочной военной службы (Einjährig-Freiwillige).

1902
- март - в Вене у Густава Доната знакомится с Алисой Шарлемон, ставшей впоследствии прототипом Клариссы в романе «Человек без свойств».
- май - несет рукопись «Парафраз» в издательство "Cotta". Произведение не приняли, рукопись утеряна.
- июнь - заражение сифилисом.
Молодому Музилю претило следовать поведению, предписанному рамками его класса. Он пускается в многочисленные связи с работницами и проститутками.
- июль – несмотря на активные литературные занятия, сдает второй государственный экзамен и получает диплом инженера.
- начало 1902 - знакомство с чешкой Гермой Диц (Herma Dietz) в доме бабушки Музиля, где девушка прислуживала. Вопреки сопротивлению матери и рискуя потерей друзей, Роберт открыто живет с Гермой сначала в Брно, а позже в Берлине. Выбор любовницы помог Музилю сбросить эротические чары, навеянные матерью.
- сентябрь - уволен с военной службы в звании фельдфебеля.
- октябрь - в сопровождении Гермы Диц переезжает в Штутгарт.
Отец помогает сыну устроиться на должность неоплачиваемого ассистента профессора Баха (Professor Julius Carl von Bach) в Институте испытания материалов. Однако к этому времени Роберт разочаровался в инженерии так же, как ранее – в военной сфере.

Начало работы над рукописью «Тёрлеса» - от скуки: круг друзей и интересное общение остались в Брюнне.

1903
- январь - произведен в звание лейтенанта запаса.
- апрель-май - манёвры в Брно.
- октябрь – вместе с Гермой Диц переезжает в Берлин.
- ноябрь – оставив инженерию, поступает в берлинский университет им. Фридриха-Вильгельма (ныне им. Гумбольта) для изучения философии и психологии (1903-1908).

В этот период университет с его ведущим департаментом экспериментальной психологии – подлинный рай для исследователей. Кроме того, Берлин предлагает пытливому молодому человеку простор для интеллектуальных занятий и культурного развития.
Музилю почти 25 лет, но он все еще материально зависит от родителей. А ведь ему приходится содержать также и любовницу, Герму Диц. Молодые люди живут в режиме строгой экономии.

1904
- апрель - в Берлине знакомство с Йоханнесом фон Аллешем (Johannes von Allesch), который позже станет лектором по психологии в университете.
Отношения с друзьями-мужчинами у Музиля складываются в духе отчаянного соперничества.
- октябрь - зимний семестр в Берлине, опыты в институте психологии.
Читает «Логические исследования» философа Эдмунда Гуссерля (1859-1938).

1905
- февраль – завершил книгу «Душевные смуты воспитанника Тёрлеса».
- апрель - конструирует «Цветовой круг Музиля» ("Musil'scher Farbkreisel", The Musil color top) по просьбе фон Аллеша.

1906
- начало работы над диссертацией, посвященной австрийскому физику и философу Эрнсту Маху (Ernst Mach, 1838 – 1916).
- весна / лето - у Гермы Диц выкидыш.
- август - в Отеле Грааль на Балтийском море состоялось знакомство с интеллектуалкой и художницей еврейских кровей Мартой Марковальди (Martha Marcovaldi, в девичестве Хайнеманн (Heinemann), 21 января 1874 – 6 ноября 1949).
- октябрь – после того, как его отвергли три издательства, роман «Душевные смуты воспитанника Тёрлеса» наконец опубликован. В этом Музилю помог влиятельный берлинский критик Альфред Керр, давший книге начинающего писателя высокую оценку. Маленький роман, скорее - повесть, «Смятения воспитанника Тёрлеса» открывает серию музилевских "душевных приключений", последним из которых был огромный роман «Человек без свойств».

1907
- сентябрь – Роберт - свидетель на бракосочетании Густава Доната и Алисы Шарлемон.
- ноябрь - Герма Диц умирает.
Об этой девушке известно мало. Музиль познакомился с ней около 1902 года в Брно, после она отправилась с ним в Берлин, в 1907 году они еще были вместе.
Отношения Роберта и Гермы нашли отражение в рассказе «Тонка», вошедшем в «Три женщины».
Биографы предполагают, что сифилисом ее мог заразить сам Роберт, а причиной смерти Гермы стало заражение крови во время аборта.

Музиля и Густава Доната связывала давняя дружба и интеллектуальное соперничество в области искусств. По предположению биографов, наиболее сблизились они зимой 1907-1908, после смерти Гермы Диц, когда Донат переживал кризис отношений с Алисой.

1908
- март – несмотря на успех «Тёрлеса», Музиль не уверен в своем писательском призвании и продолжает изучение философии.
Защитил диссертацию «К оценке учения Маха», но от оставления при университете отказался, рассорившись со своими учителями. "Тёрлес" уже два года как вышел в свет, привлек к себе некоторое внимание, и Музиль пожелал целиком посвятить себя литературе. Он остался в Берлине, работал над рассказами и пьесой и понемногу сотрудничал в прессе. Но успех "Тёрлеса" не был успехом денежным, и почти уже тридцатилетний Музиль, все еще продолжавший искать себя, практически существовал на родительские средства.

Роман с Мартой Марковальди в разгаре (на фото - Марта в 1910 году). Эта интеллектуалка, не чуждая самых современных идей феминизма, на семь лет старше Роберта, состоит в браке (вторично), у неё сын и дочь.
Юридическая отмена супружеской общности при продолжающемся браке Энрико и Марты Марковальди, полное расторжение брака суд откладывает до ноября 1908.

Франц Бляй предлагает Музилю написать рассказ для журнала «Гиперион».
Начало работы над новеллой «Зачарованный дом», опубликованной в декабре того же 1908 года.
- ноябрь - первая личная встреча с Францем Бляем.
Франц Бляй (Franz Blei, 1871-1942) - писатель, эссеист, публицист, критик. Основатель литературных журналов "Der Lose Vogel" и "Roland", особенно активно поддерживал начинающих литераторов. Автор благожелательных отзывов о «Тёрлесе», несколько раз выступал посредником Музиля в издательских делах.
Бляй неоднократно обращался к Музилю с предложением участвовать в работе редактируемых им журналов. В 1908 году это послужило поводом для написания новеллы «Зачарованный дом» и цикла «Соединения». Шуточный портрет Роберта Музиля создан Бляем в его «Великом бестиарии современной литературы». Вместе с Ф. Т. Чокором, Оскаром Фонтаной и Альфредом Польгаром был завсегдатаем любимой венской кофейни Музиля - "Cafe Central". Сам Музиль лишь иногда участвовал в этих собраниях, происходивших по понедельникам во второй половине дня.

1909
Повторное предложение писать для «Гипериона». Начало работы над «Созреванием любви».

Музиль получил докторскую степень и приглашение от профессора психологии, выдающегося ученого Алексиуса Мёйнонга (Alexius Meinong, 1853-1920) занять академический пост в Граце (Graz). Музиль пишет вежливое письмо с отказом. Он решил посвятить себя литературной карьере.
Первые годы совместной жизни с Мартой Музиль занят работой над пьесой и рассказами.

В 1909 году Густав Донат занял чиновничий пост в Императорской Академии музыки и изобразительных искусств, благодаря чему получил согласие родителей невесты на брак. Музиля занимало это превращение художника в порядочного обывателя, над чем он не раз посмеивается в «Человеке без свойств». Апогея сатирическое изображение Вальтера (Густав Донат – один из прототипов) достигает в неопубликованном при жизни эссеистическом пассаже из главы «Ранняя прогулка», где речь идет о приобретенном Вальтером мундире.

Дальнейшую историю Алисы и Густава Музиль вывел в романе «Человек без свойств» в таких подробностях, что Донат был обижен даже десятилетие спустя, уже после развода с Алисой:
«Он [Музиль] одержим жаждой обнажения во что бы то ни стало, только чтобы скомпрометировать нас и таким образом исказить действительность подобного рода фантазиями. […]
Я достаточно хорошо знал Музиля, чтобы понимать, что он превосходил всех многогранностью духа. Но, тем не менее, он разделил судьбу большинства сегодняшних писателей: их жизнь разыгрывается в сценическом освещении надуманных, высосанных из их скудного жизненного содержания мыслей. Как права была моя жена [имеется в виду вторая жена Доната, Лона], когда сказала: "Писатель должен иметь должность", - что значит быть включенным непосредственно в жизненную сферу. Так обстояло дело с почти всеми нашими великими писателями, и совершенно ясно, что это влияние продуктивно для писательского труда».

1910
Музиль читает «Записки Мальте Лауридса Бригге», размышляет по поводу несостоявшегося посвящения Рильке «Соединений».

- июль - переработка «Зачарованного дома» в «Искушение кроткой Вероники».

Вмешательство отца в жизнь и карьеру сына с годами становилось всё реже, но случалось.
- В сентябре 1910 года Музиль по настоянию отца переезжает из Берлина в Вену и занимает подысканный ему пост практиканта при библиотеке Высшей Венской технической школы. Находясь в зависимости от отцовских денег, Музиль соглашается на это, предупредив о своем нежелании вращаться в венском обществе.
Работа ему скучна и приводит к нервному срыву. Однако необременительные обязанности библиотекаря оставляли время для творчества, и, сотрудничая в ряде литературных журналов, Музиль продержался здесь до начала Первой мировой войны.
Он покидает пост лишь в 1914 году, в звании библиотекаря второй степени.
По окончании Первой мировой войны отец возобновляет попытки обеспечить сыну карьерный рост и положение в обществе.

Встреча Роберта с Густавом и Алисой Донат.
- В конце сентября Музиль с Мартой в Венеции.
Изучает историю болезни Алисы Донат, которая в мае того же 1910 года с обострением шизофрении была доставлена в венецианский госпиталь.

Алиса Донат (урожд. Шарлемон) (1885 - 1939) - прототип Клариссы в романе «Человек без свойств». Разрозненные свидетельства её жизни находим в дневниках Роберта Музиля, ранних черновиках к «Человеку без свойств», в отрывках истории болезни и семейных преданиях. Муж Алисы, Густав Донат, категорически отказывался от разговоров на эту тему.
Алиса родилась в семье известного в то время венского художника Гуго Шарлемона. Музиля познакомил с ней давний друг Густав.
Одним из друзей семьи Шарлемон был Людвиг Клагес [(Ludwig Klages, 1870-1956) - немецкий психолог и философ-иррационалист. Утверждал, что дух разрушает спонтанную целостность жизни, выражающуюся в единстве души и тела. Автор трудов «О космогоническом эросе», «Дух как противник души», «Почерк и характер». Стал прототипом Майнгаста в романе «Человек без свойств».
Музиль познакомился с Клагесом через Донатов. Густав, восторженный поклонник идей Клагеса, послал ему «Душевные смуты воспитанника Тёрлеса», которые тот счел не заслуживающими внимания. Трио Густав Донат - Клагес - Алиса вывел Музиль в троице Вальтер - Майнгаст – Кларисса, высмеивая любое мессианство, учительство и программы по осчастливливанию человечества].

Музиль был посвящен Алисой в тайны её семьи и делил с Густавом печали по поводу его помолвки; он был свидетелем на их свадьбе и другом семьи; долгое время все трое вели переписку. Густав Донат был неприятно поражен, узнав себя и Алису в образах Вальтера и Клариссы.
Симптомами истерии, которой страдала Алиса Донат, были навязчивые идеи (в том числе идея мессии, гермафродитизма и гомосексуальности, собственной богоизбранности), отсутствие сексуального интереса к мужу и повышенный интерес к другим мужчинам, обостренная чувствительность к символам. Тройственный союз с Густавом Донатом и Людвигом Клагесом казался ей данным свыше для осуществления идеи мессианства вселенских масштабов.
Брак Алисы с Густавом Донатом распался, несмотря на рождение ребенка. Несколько лет она провела в различных психиатрических клиниках и пансионатах.
В дневниках Музиля содержатся подробные записи, посвященные Алисе.
В 1910 году он даже предпринял поездку в Венецию для расследования произошедшего там с Алисой в мае того же года. Она сбежала из Вены и после блужданий по Италии была изолирована в психиатрическом отделении госпиталя Венеции. Музиль фиксировал факты в кратких, отрывистых формулах. Позднее он намеревался переработать их в «историю трех лиц», подразумевая себя, Алису и Густава. Часть истории должна была разыграться в Венеции, а стиль ее Музиль планировал сделать «вещественно-прагматическим, много разговоров, действия». Намерение осуществлено не было; малая часть собранного материала вошла в каноническую часть романа «Человек без свойств». История Алисы и Густава обрела в нем неожиданное звучание в контексте предвоенного времени; повышенная чувствительность Клариссы к символам позволяет писателю предположить в культурном контексте эпохи духовные истоки ее состояния, незаметные здоровым людям.

- октябрь - Будапешт; оформлены бумаги, согласно которым Марту Марковальди удочерила венгерская семья; она наконец получает развод и разрешение на новый брак.
- ноябрь - Анкона, Рим. Путешествие с Мартой на корабле, морская болезнь.
В жены Роберту родители прочили некую Анну, помолвку с которой Музиль разорвал в 1907 году. На союз со свободомыслящей интеллектуалкой Мартой Марковальди, к тому времени уже дважды разведенной и имеющей двоих детей, родители дали согласие неохотно. Во время Первой мировой войны мать осыпала сына письмами с выражением беспокойства и упреками в том, что он редко пишет. Несостоявшаяся военная карьера Музиля тоже была для родителей источником разочарований.

1911
- январь - Вена; окончание работы над «Искушением кроткой Вероники».
Продуктивностью Музиль не отличается, работает медленно, ставя себе труднодостижимые цели.
В «Соединениях» два рассказа, «Искушение кроткой Вероники» и «Зарождение любви» занимают менее ста страниц. У Музиля ушло более двух лет на их окончание. Такой не слишком продуктивный ритм сохранится до конца жизни писателя.

(на фото - черновик романа "Человек без свойств")

Если «Тёрлес» описывал внутренние переживания самого Музиля-подростка, то эти два рассказа анализируют внутреннюю жизнь Марты на её ранних решающих этапах. У него это утонченная, внимательная к движениям подсознательного женщина на грани психосексуального срыва.
Рассказы требовало от читателя определенных усилий – поэтому были приняты публикой прохладнее, чем более простой для восприятия «Тёрлес».

- март – Музиль получает должность внештатного сотрудника в Высшей школе техники в Вене.
- апрель - Роберт Музиль женится на Марте.

Чтобы посвятить себя карьере Музиля, Марта оставляет занятия живописью. Она полностью приняла на себя практические заботы о ведении дома – вплоть до того, что Музиль часто не догадывался о состоянии финансов семьи.
Марта Музиль станет прототипом Агаты в «Человеке без свойств». Параллели между вымышленной биографией Агаты и подлинной биографией Марты очевидны. Смерть первого мужа в молодом возрасте, повторный брак, осложненный юридическими препонами затянувшийся развод, угрозы самоубийства и так далее. Но не только это: напряженная духовная жизнь Марты и общение с ней, вне всякого сомнения, стали источником вдохновения для создания образа Агаты.
- октябрь - Музиль читает «Анну Каренину».
Становится свидетелем несчастного случая со смертельным исходом прямо у дверей дома (впоследствии это послужило материалом к первой главе «Человека без свойств»).
Процесс над Кристианом Фогтом (прототип Моосбруггера в романе), смертный приговор.
- ноябрь-декабрь - переезд супругов Музиль в новую квартиру на Унтер Вайсгерберштрассе, где вплоть до переезда в Берлин (в 1914) они живут дверь в дверь с Донатами.
Музиль перечитывает "Ecce Homo" Ницше и конспектирует отрывки в связи с Алисой Донат.

1912
Должность библиотекаря второго класса. Первые наброски к роману о священнике и чёрте, «Мечтателям», «Стране на Южном полюсе», к образу Моосбруггера.
- ноябрь-декабрь - психологическое торможение в работе, проблемы со здоровьем.

1913
- апрель - консультация у психолога по поводу тяжелого невроза.
Эссе «О книгах Роберта Музиля», «Моральная плодотворность», «Внутреннее паломничество», «Математический человек».
- июнь - связь с актрисой Идой Роланд. Марта Музиль угрожает покончить с собой.
- июль - полугодовой отпуск по состоянию здоровья. Цермат, Триент, Рим. В Риме знакомство с психиатром Серджи, посещение сумасшедшего дома.
С 31 декабря 1913 - увольнение с работы.

1914, Берлин
- 11 января - знакомство с Вальтером Ратенау (Walther Rathenau, 1867 - 1922) - немецкий промышленник и финансист, политический деятель и публицист. Министр иностранных дел Веймарской республики с 1922 года. Убит террористами, принадлежащими к тайной националистической организации. Прототип Арнгейма в романе «Человек без свойств».
- В начале января переговоры с издательством Самуэля Фишера (Samuel Fischer).
- В марте в доме Фишера Музиль знакомится с Рильке.

Казалось, Музиль на пороге успеха и оправдания надежд родителей. Он живет в Берлине, центре культурной и интеллектуальной жизни, общается с ведущими представителями литературного и научного мира, женат на любимой женщине.
Но начинается война, Музиль оторван от городской жизни и интеллектуального диалога.
- август - мобилизация. Музиль отправляется на итальянский фронт.
- октябрь - подозрения на беременность Марты Музиль. Опасения в связи с перенесенным Музилем в молодости сифилисом. Марта принимает хинин и теряет ребенка.

1915
- февраль - адъютант в батальоне ополченцев 169.
Первоначальная эйфория от военных действий сменяется скукой, перемежающейся периодами паники. Музиль оказывается в обществе военных, дух которого ему знаком со времен кадетских школ, а также рядом с местными крестьянскими женщинами.
- май - связь с крестьянкой Лене Мария Ленци в итальянских Альпах.
- сентябрь – случай со стрелой, позже описанный в «Черном дрозде».
Музиль возит с собой записную книжку, но возможностей для писания на фронте мало.

1916
Обер-лейтенант на южном фронте.
- В феврале болезнь: гингивит, стоматит, фарингит, кровотечения изо рта, температура. Доставлен в полевой госпиталь, позже переведен в госпиталь Иннсбрука, затем в Прагу.
- с мая - в увольнении, живет с Мартой в Больцано.
Экскурсия в замок Рункельштайн, место действия «Португалки».
В 1916 году Музиль был в Праге, где встретился с Францем Кафкой, произведения которого высоко ценил. 
- июнь - бронзовая медаль за военную службу; Музиль прикомандирован к «Тирольской солдатской газете».
- октябрь - назначение на должность ответственного редактора «Солдатской газеты». Звание старшего лейтенанта ополчения.

1917
- апрель - последнее издание «Солдатской газеты».
- с мая – служба при штабе армии Изонцо ("кровавый фронт Изонцо", где за 29 месяцев его существования было убито и ранено около миллиона человек).
- октябрь - отец, Альфред Музиль, возведен в наследное дворянство и отныне к его фамилии добавляется приставка «фон», по наследству перешедшая к сыну.
- ноябрь - Музиль произведен в звание капитана ополчения.

1918
- январь-февраль - отпуск в Вене.
- март - прикомандирован к редакции солдатской газеты «Хаймат» (Родина).
- с мая - ответственный редактор газеты.
- декабрь – закрытие газеты, увольнение в запас.

(на фото - Музиль в Италии, 1917)

В послевоенный период Музиль, встревоженный тем, что лучшие творческие годы проходят впустую, начинает сразу почти двадцать новых произведений, включая серию сатирических новелл. Пишет в основном эссе, обзоры, литературные скетчи. В этот период решение жить литературным трудом выглядит оправданным. На работы Музиля спрос в журналах и газетах, он вращается в высших социальных кругах, в качестве рецензента посещает культурные мероприятия, венские салоны и кафе, нередко бывает в Берлине.

1919
- январь - Вена: должность в Архиве пресс-службы министерства иностранных дел.
- февраль - предложение Самуэля Фишера вернуться на должность редактора "Нойе рундшау". Проект преобразования журнала.
- октябрь - визит в Берлин и переговоры с С. Фишером.
- декабрь – Вена, личное знакомство с Томасом Манном, беседа о журнальном проекте. Музиль дарит Т. Манну экземпляр «Соединений» с цитатой из новеллы Манна «Смерть в Венеции» в качестве памятной надписи.

1920
- февраль - завершение первого акта пьесы «Мечтатели».
- сентябрь - Должность советника в военном министерстве.
«Все, что проявилось в войну и после войны, - записал он в 1920 году в дневнике, - имелось и до этого».

1921
- март - договор с издательством Sybillen о публикации «Мечтателей».
- апрель - пишет многочисленные статьи по вопросам культуры; театральная критика в венских газетах, среди них статья «Московский художественный театр».
Публикация отрывка «Леона» в "Литерария-альманах".
- август - публикация «Мечтателей».
- сентябрь - Музиль посылает экземпляр «Мечтателей» знаменитому берлинскому критику Альфреду Керру (Alfred Kerr) «в знак благодарности и почтения».
- октябрь - завершение рукописи «Гриджия» (Grigia).
- ноябрь - переезд на новую квартиру в Вене, пер. Разумофски 20/2/8, постоянное место жительства вплоть до 1938 года. «Послесловие к Московскому художественному театру».
- декабрь – «Гриджия», эссе «Нация как идеал и действительность».
В этом эссе Музиль писал: «Я думаю, что пережитое с 1914 года научило многих, что человек с этической точки зрения - это нечто почти бесформенное, неожиданно пластичное, на все способное. Доброе и злое колеблется в нем, как стрелка чувствительнейших весов. Предположительно в этом смысле все станет еще хуже...»

В начале 1920-х Музиль живет в основном в Берлине. Бывая в Вене он часто посещает блестящий салон Эужени Шварцвальд (Eugenie Schwarzwald, 1872-1940). Филантропка, писательница, передовой педагог, выступавшая в поддержку образования для девочек; она стала прототипом Диотимы в «Человеке без свойств».

1922
- Вена – общение с венгерскими эмигрантами (Бела Балаж, Гуго Лукач), случайная встреча с Георгом Лукачем.
Читает «Толкование сновидений» и «По ту сторону принципа удовольствия» З. Фрейда.
- март - доклад «Психотехника и возможности ее применения в Австрийских вооруженных силах».
- июнь – покушение на Вальтера Ратенау, министр убит. Несмотря на то, что Музиль «с литературной точки зрения причислял себя к его противникам», он изъявляет готовность участвовать в похоронной процессии.
В дневниковой записи Музиль дает характеристику Ратенау, в которой явственно проступает образ Арнгейма, и тут же делает пометку о его роли как прототипа персонажа.
В 1913 году Музиль прочел книгу Ратенау «О механике духа» и отреагировал на неё критическим эссе «Заметки по поводу одной метапсихики» в "Нойе рундшау". В набросках к роману имя Ратенау уже не употребляется в качестве указания на реального Вальтера Ратенау, оно становится именем персонажа.
Смена имени на "Арнгейм" происходит в 1922 году, очевидно, после убийства Ратенау.

- июль – Берлин, переговоры с референтом Немецкого вермахта по поводу «Психотехники».
- август - отпуск на Балтике. Тесный контакт с Йоганнесом Бехером, который предлагает своё посредничество в переговорах с издательством "Insel".
Пишет пьесу «Винценц, или Подруга выдающихся мужей».
Биограф Музиля Вилфрид Бергхан упоминает любопытный случай. В этой комической пьесе главный герой Винценц, подводя итог своим неудачным предприятиям с друзьями Альфы, решает стать слугой. За пять лет до написания пьесы Гофмансталь начал свою пьесу Der Schwierige, где фигурирует слуга по имени Винценц, решивший втереться в доверие к графу Бюлю. Граф увольняет того в первый же день. Связь обеих пьес открывает в произведении Музиля новую ироническую перспективу. Услышав о появлении пьесы, Гофмансталь в письме просит Музиля выслать ему экземпляр, что тот и делает. В сопроводительном письме Музиля говорится: «Я не стал писать посвящение, поскольку это показалось мне неуместным для книги, в отношении которой я вынужден просить с Вашей стороны величайшего снисхождения».
- октябрь - завершение первого черновика к «Тонке»: «Тонка, (...) готова наполовину, недоработанная пьеса и уснувший роман».
- ноябрь - увольнение с поста советника, вступающее в силу с конца 1923 года.

1923
Новое сотрудничество с изданием «Пражская пресса».
- январь - переговоры по поводу «Мечтателей» и «Винценца», встреча с Бехером.
Публикация «Гриджии».
- март - публикация «Тонки». Переговоры с издательством Sibyllen, статьи в «Пражской прессе», сначала под псевдонимом Маттиас.
Статья «Русские миниатюры».
- апрель - стихотворение «Изида и Озирис».
- май - публикация отрывка «Две любовницы».
- октябрь - Альфред Деблин присуждает ежегодную премию им. Генриха фон Клейста Роберту Музилю и Вильгельму Леману.
- ноябрь - мать Музиля Гермина тяжело больна.
Публикация «Португалки».
- декабрь - премьера пьесы «Винценц».
В 1923 году он работал над эссе «Немецкий человек как симптом». Полемизируя там с модными апокалипсическими пророчествами (первый том "Заката Европы" Освальда Шпенглера вышел именно в этом году), Музиль писал: «Сегодняшнее состояние европейского духа, по моему мнению, - не упадок, а еще не осуществившийся переход, не перезрелость, а незрелость».

1924
- январь - благодарственное письмо Томасу Манну за «Феликса Крулля» с цитатой-посвящением из «Тёрлеса».
- В конце января после тяжелой болезни умирает мать, Гермина Музиль.

В 1924 году опубликованы «Три женщины», персонажи основаны на образах возлюбленных писателя. «Тонка» посвящена Герме Диц, «Гриджиа» (Grigia) – итальянская крестьянка, с которой у Музиля была связь во время войны, «Португалка» - темноволосая Марта. В «Тонке» важное место отведено также матери главного героя, в основе образа которой – Гермина Музиль, мать писателя.

- февраль - заключение договора с издательством Ровольт на публикацию «Мечтателей» и нового романа «Сестра-близнец». Вскоре Ровольт выкупает у прежних издательств «Тёрлеса» и «Соединения», таким образом, права публикации всех произведений Музиля - у Ровольт.
- май - получает Венскую премию в области искусств, которую в этом году делят между собой шесть авторов.
В 1924 году, когда Гофмансталь высказался в его пользу (при назначении Венской премии искусства) Музиль пишет ему: «Впервые в моей жизни я почувствовал себя лилией, которую лелеет Господь. Странно, но я часто наблюдал, что не только значительные, но и совершенно незначительные писатели находят людей, которые принимают участие в их жизни, я же вообще не требовал для себя подобного, но лишь удивлялся тому, что оно меня избегает, а теперь получил от судьбы несопоставимое с тем удовлетворение!»

- октябрь – умирает отец, Альфред Музиль.
(на фото - Марта Музиль, 1925)
- ноябрь - планы постановки «Мечтателей» в "Дойче театр" Берлина.
В этой пьесе протагонисты, подобно Музилю и Марте, оглядываются в прошлое, на собственные попытки освободиться от пут и предписаний среднего класса. Лёгкий и местами фарсовый сюжет строится на бегстве жены от мужа к любовнику, на ревности, нервных вспышках. Музиль требует от актеров забыть о театральных и над-театральных рамках и традициях. Сама буржуазная жизнь, описанная им в пьесе, достаточно театральна, реплики развинчивают ритуальность поведения XX века.
- Получение отцовского наследства; юридический спор по поводу квартиры родителей в Брно Музиль проиграл.
Послевоенная инфляция лишила Музиля оставшихся после отца денег, и он впервые оказался вынужденным целиком содержать себя и жену. Он служил в министерстве иностранных дел, потом в военном ведомстве. Там ему предложили высокий оклад и перспективную должность, но он отказался, не желая связывать себя ничем, что могло бы помешать его работе писателя. Работа эта со времени окончания войны не прерывалась. Не только в чиновничьей рутине, но и в деятельности театрального критика, рецензента, журналиста Музиль видел досадную помеху. Он сократил до минимума побочные литературные заработки, занимаясь только своими пьесами, рассказами и, разумеется, огромным, бесконечным романом. И по мере того, как роман разрастался, как усложнялась его конструкция и некоторые ее аспекты становились неразрешимыми, Музиль всё реже и реже позволял себе отвлекаться, чтобы зарабатывать на пропитание.

1925
- март – «Начала новой эстетики».
- апрель - заявление в прессе о планах публикации в ноябре романа «Сестра-близнец».
- июнь-август - отпуск на Вертерзее в Австрии. Приступы желчной колики.
- ноябрь-декабрь - передает издательству "Ровольт" часть рукописи романа «Сестра-близнец». Фон Аллеш посещает издательство, пытаясь добиться продолжения выплат за проект романа с обоснованием, что издательство получит окончание рукописи уже в декабре.
Музиль присоединяется к «Группе 1925».

Чтение «Волшебной горы» Томаса Манна.
Музиль был лично знаком с Томасом Манном (Thomas Mann, 1875-1955), обменялся с ним несколькими письмами. Он видел в успехе Манна знак некой нездоровой духовной тенденции своего времени и произнес в его адрес немало нелицеприятного (ни один современный ему писатель не занимает столько места в дневниках Музиля). Он причислил Манна к триаде «закоренелых мещан» в литературе, наряду с Голсуорси. О «Будденброках» Музиль писал в 1930 году: «Томас Манн: реализм в мелочах скрывает то, что в целом эти купцы идеализированы без тени критики. (Ведь любить - значит делать прекрасным)».

Известное определение поэтической иронии Томаса Манна казалось Музилю подвешенным между вечным характером поэзии и reservatio mentalis: «Что за нужда слегка усмехаться одним углом рта, если со всей серьезностью по-мещански консервативен» (эссе «Добро в литературе»). Манн послужил одним из прототипов Арнгейма в «Человеке без свойств». Особенно едкой иронией в его адрес отличаются глава 95 «Великий литератор. Вид спереди» и глава 96 «Великий литератор. Вид сзади».

И даже знаменитое интервью 1926 года с Оскаром Маурусом Фонтаной, содержащее интересное свидетельство о начальной стадии замысла «Человека без свойств», состоялось только потому, что Музиль прочел в "Литерарише вельт" интервью с Томасом Манном. Ранее Музиль отклонил предложение газеты, обосновав это тем, что он-де невысокого мнения о публичных выступлениях. «Но по прочтении моего разговора с Томасом Манном, - писал Фонтана, - Музиль все же разглядел возможности и пользу контакта с общественностью и спросил меня, не хочу ли я записать подобное интервью с ним».

1926
- апрель - интервью Оскара Мауруса Фонтаны с Робертом Музилем, разговор о романе «Сестра-близнец».
- май-июнь - заболевание желчного пузыря, операция, лечение.
- декабрь - в Берлине узнаёт о смерти Рильке и добивается в «Группе 1925» траурного мероприятия в его честь.

1927
- январь - «Речь о Рильке» на вечере в театре Ренессанс в Берлине.
- февраль - чтения на берлинском радио: в течение часа и двадцати минут Музиль читает отрывки из «Тёрлеса», «Мечтателей» и романа «Человек без свойств» (первое упоминание названия).
Публикация «Речи о Рильке».
- март-август - публикации эссе и короткой прозы, среди которых «Великан Агоаг», «Философия одного художника», «История трех столетий», «Человек без характера», «Кто тебя, прекрасный лес...»
- август - отпуск в Тироле.
- ноябрь - завершение работы над новеллой «Черный дрозд».

После войны Музиль планировал создать целую серию романов, часть из которых должна была стать критически- сатирическими, часть – реалистическими. В итоге все замыслы слились в один крупный проект, дело жизни – роман «Человек без свойств».

Зарабатывать на жизнь и одновременно работать над книгой было для Музиля непосильной задачей. По мере того, как в 1920-е он всё больше концентрируется на создании романа (ставя себе недостижимо высокие цели и стандарты), денег семье постоянно не хватало.
- декабрь – психическое торможение в работе над романом. Музиль обращается за помощью к психотерапевту - последователю А. Адлера Гуго Лукачу.

1928
- январь - публикация новеллы «Черный дрозд».
Дневник: «...с некоторых пор работая, как человек, в последнюю минуту начавший состязание в погоне за жизнью».

Одним из аргументов в пользу прочтения дневников Музиля является тот факт, что это, по сути, запасники материалов для его творчества. Возможно, термин «творческое письмо» в отношении Музиля не вполне уместен. Он не выдумывал события и воображаемых людей. Скорее, он стремился найти слова для описания уже существующего творения. Его работы основаны на опыте – собственном опыте писателя, опыте его родных и друзей, опыте, полученном из «третьих рук», то есть почерпнутом у других авторов.
Например, Вальтер Ратенау (1867 - 1922) – бизнесмен, интеллектуал и на момент гибели от рук экстремиста, министр иностранных дел. Хотя Музиль встречался с Вальтером всего раз, знакомство произвело неизгладимое впечатление. [...] Дневники – документальное свидетельство подготовки Музилем основы для своих творческих писаний.

- июль - переговоры с Ровольтом. Музиль просит у Гофмансталя рекомендаций для подачи заявки на стипендию Фонда Шиллера.
- август - отпуск. «К сожалению, я вынужден закончить работу над двухтомным романом, который должен появиться весной и называется «Человек без свойств».
Публикация рассказа «Пансион Никогдауер».
- сентябрь - Фонд Шиллера выдает Музилю субсидию в 800 рейхсмарок.

В 1928 году за пьесу "Мечтатели" Музилю была присуждена премия Клейста, в 1924-м – Художественная премия города Вены, в 1929 году - премия Герхарта Гауптмана.

1929
- январь - начало чистового варианта первой книги романа «Человека без свойств».
- февраль - приступы сердечной недостаточности.
- март - слухи о банкротстве издательства Ровольт.
Режиссер театра на Коммандантенштрасе просит Музиля сократить пьесу «Мечтатели» для постановки. Музиль отказывается, и сокращения производят без его участия. Протест Музиля в прессе против запланированной первой постановки «Мечтателей». Премьеру откладывают. Повторный протест Музиля.
- апрель - в начале месяца постановка «Мечтателей», несмотря на протесты автора. Музиль выступает с критической статьей, следует скандал.
При жизни Музиля немногочисленные постановки пьесы успехом не пользовались, хотя позже, уже после его смерти, вызывали подчас почти фурор.
- В середине месяца сообщение в "Винер Альгемайне Цайтунг" о том, что Музиль закончил двухтомный роман, который осенью выйдет в издательстве "Ровольт".
- декабрь - Музиль предлагает роман для публикации успешному венскому издательству Zsolnay, однако получает отказ.

1930
- январь - читает краткое изложение романа «Лунатики» Германа Броха.
- август - завершение рукописи к первой книге «Человека без свойств».
- октябрь - анонс издательства "Ровольт" о выходе романа, завершение корректуры гранок.
Первая книга романа «Человек без свойств» выходит в свет.
- ноябрь - 50-летний юбилей. Несмотря на поздравления и публикации отрывков из «Человека без свойств» в прессе, Музиль сокрушается, что его юбилей «почти совершенно проигнорирован» общественностью.

После того как вышел в свет первый том "Человека без свойств", Музиль был признан знатоками тем художником, который сделал для немецкой литературы не меньше, чем Пруст - для французской. Томас Манн назвал эту книгу «художественным начинанием, чье чрезвычайное значение для развития, возвышения, одухотворения немецкого романа не подлежит ни малейшему сомнению»; Арнольд Цвейг написал, что «Музиль был воплощением того лучшего, что способна дать австрийская литература»; Брох сказал, что «Музиль принадлежит к... абсолютным эпикам мирового формата». Итак, он ни в малейшей мере не был обойден вниманием; но в узком, в самом узком кругу.
В обществе, к которому принадлежал художник, законы моды распространяются и на производство культурных ценностей. Писатель в этих условиях вынужден регулярно (хотя бы каждые три-четыре года) "обновляться", выпуская в свет книгу. Не только из соображений финансовых, но и рекламных: чтобы о нем не забыли. Музиль же публиковался мало, потому что писал медленно и трудно, по мере накопления опыта и совершенствования мастерства - всё медленнее и всё труднее: его требовательность к себе возрастала и непомернее становились задачи, которые он себе ставил: «Я хочу одновременно слишком многого... Отсюда возникает нечто судорожное. В «Тёрлесе» я еще знал, что нужно уметь опускать».

1931
- январь - издательство "Ровольт" сообщает Музилю, что проданы 2.783 экземпляра книги при тираже 5.200.
- сентябрь - эссе «Литератор и литература».
Разговор с Эрнстом Ровольтом, который обещает финансовую поддержку на протяжении следующего полугодия.
- октябрь - эссе «Эдип под угрозой».
- ноябрь - переезд в Берлин.

1932
Историком искусств Куртом Глазером основано «Общество Роберта Музиля», для финансовой поддержки писателю.
В Берлине выходит второй том романа «Человек без свойств».

Музиль долгие годы существовал у самой границы нищеты. В его архиве сохранился беспримерный по своему содержанию документ под названием "Больше я не могу". Есть в нем такие строки: "Думаю, мало найдется людей, пребывающих в состоянии такой же, как и я, неустроенности, если, конечно, не считать самоубийц, участи которых мне вряд ли удастся избежать". Этот вопль отчаяния все-таки не попал в газеты: возникло нечто вроде общества добровольных пожертвователей (одним из инициаторов был Томас Манн, организатором - профессор Курт Глазер, директор Государственной библиотеки искусств в Берлине). Материальное положение чуть поправилось, но была уязвлена гордость - гордость человека и художника, знавшего себе цену.

1933 - с марта прекращение выплат со стороны "Ровольта".

1934
Музиль пишет Францу Бляю о своей уверенности завершить роман в ближайшее время и начать работу над новым замыслом.
В письме от 15 марта Клаусу Пинкусу Музиль в отношении романа говорит о «прорыве до конца».

В 1934 году в «Призыве к основанию общества Роберта Музиля» Манн писал: «Необходимо призвать общественность и предостеречь ее перед тем, чтобы она своей безучастностью не оказалась виновной в увядании литературного предприятия, неординарность и радикальное значение которого для развития, возвышения, одухотворения немецкого романа находится вне всяких сомнений».

Наблюдая за успехами Томаса Манна, его положением в обществе, финансовой стабильностью и независимостью, Музиль в 1932 году пишет в «Завещании», что «в состоятельных людях должно быть нечто, что заставляет их восхищаться Томасом Манном, а в его читателях нечто, отчего они не могут быть влиятельными людьми».
Однако находясь в 1939 году в эмиграции Музиль получает письмо от лондонского Пен-клуба, к которому приложены копии писем в пользу оказания ему помощи; среди авторов писем - Цвейг, Брох, Нойман и Томас Манн. Музиль пишет в дневнике, что он «тронут, особенно Манном, в отношении которого был несправедлив». (*27. XI. 1939. Heft "Der sechste November")

Музиля мучили два исключающие друг друга чувства: презрение к славе, признанию и жгучая зависть к более удачливым, как ему казалось, собратьям - Томасу Манну, Фейхтвангеру, Леонгарду Франку, Стефану Цвейгу, Роту и паче всего Францу Верфелю и Антону Вильдгансу. Он вообще не был легким человеком, этот Музиль, - был желчным, измученным, болезненным, особенно под конец жизни. Стоицизм давался ему непросто.

1935
Музиль интенсивно занимается Львом Толстым.
Пишет Францу Бляю о том, что в романе «время от времени проглядывает завершение».
Переработка текстов для «Прижизненного наследия».
- 22 июня - речь на «Международном конгрессе писателей в защиту культуры» в Париже; резко отрицательная реакция публики.

1936
Музиль сообщает «Ровольту» о том, что считает возможным завершение романа к концу года.
- май - публикация серии афоризмов в газете «Венский день».
- июнь - инфаркт во время купания в Дунае. Лечение.

В 1936 году Музиль неожиданно получил предложение составить небольшую книгу из своих ранних вещей малого жанра, разбросанных по старым журналам, а частью и вовсе не публиковавшихся. Он назвал ее «Прижизненное наследие». Это был намек на его положение в литературе, на отношение к нему прессы и публики, уважительное и одновременно лишенное живого интереса. В кратком предисловии к книге Музиль писал: «Эпоха, которая породила обувь на заказ, создаваемую из готовых деталей, и конфекционный костюм с индивидуальной подгонкой, кажется, намерена создать и поэта, сложенного из готовых внешних и внутренних частей. И поэт, создавший себя по собственной мерке, уже почти повсеместно живет в глубоком отрыве от жизни, и его искусство имеет то общее с покойником, что оба они не нуждаются ни в крыше над головой, ни в еде, ни в питье».
По странному, хотя отнюдь не мистическому стечению обстоятельств «Прижизненное наследие» - последняя книга, которую готовил к печати сам Музиль. Затем наступила шестнадцатилетняя пауза, во время которой писатель успел незаметно скончаться в швейцарской эмиграции.

1937
Речь «О глупости» перед «Австрийским Союзом Художников», в апреле вышедшая отдельной брошюрой в издательстве «Берман-Фишер».
- В июне все права на публикацию произведений Музиля переходят к этому издательству.

1938
Первый том «Человека без свойств» в восьмом переиздании выходит в издательстве «Берман-Фишер».
Музиль начинает вычитывать двадцать гранок продолжения второго тома, одна глава из которых – «Лучи луны днем» - публикуется в прессе.
Работу прерывают исторические события: присоединение Австрии к фашистской Германии.
Издательство Берманн-Фишер прекращает существование. Книги Музиля запрещены в Германии и Австрии.
- август - начало эмиграции в Швейцарию, выезд через Италию. В эмиграцию Музиль берет с собой только часть рукописей к роману. Несколько чемоданов с бумагами остаются в Вене, где бесследно исчезают во время одной из бомбардировок Второй мировой. Содержимое их неизвестно, предположительно - потерявшие актуальность или переработанные материалы, гранки к первому тому романа.
- конец года - Цюрих, пансион "Фортуна". Знакомство со скульптором Феликсом Вотрубой.

1939
- июль - переезд в Женеву. Квартира на Rue de Lausanne 125.


(на фото - Музиль с женой в Швейцарии, 1939 год)
Публичные чтения в Женеве.
«Иностранный комитет по размещению беженцев» предоставляет Музилю ежемесячную дотацию в размере 100 швейцарских франков.
Попытки через контакты с лондонским Пен-клубом и немецкими эмигрантами в Америке добиться отъезда в США. Полицейский департамент Швейцарии, опасаясь перенаселения страны беженцами и усложнения отношений с фашистской Германией, строго следил за сохранением основного принципа: для эмигрантов Швейцария - только транзитная зона.
Музили не имели даже статуса эмигрантов или беженцев, поэтому в их отношении полиция была особенно настойчива.

1940
Читает перед публикой в Цюрихе.
Подтверждение получения шестимесячной стипендии Американской гильдии по защите свободы немецкой культуры.
- В июне/ июле скульптор Феликс Вотруба работает над бюстом писателя.
- июль - переезд в Женеву. Трудности с продлением разрешения на пребывание в Швейцарии.
Марта пишет: «Денежные вопросы решаются с переменным успехом. Женевский комитет внезапно прекращает выплаты, но через несколько дней неожиданно приходят 350 франков от знакомого в Тессине, на которого уже никто не рассчитывал. Так всё и идет до самой его смерти, терзая ему нервы».
Возможно получение визы в Южную Америку, однако Музиль отказывается: «В Южной Америке Стефан Цвейг».

О работе над «Человеком без свойств»: «работал, так сказать, вопреки», однако «получил лишь новые проблемы».
- ноябрь - 60-летний юбилей проходит незамеченным широкой общественностью.

1941
Предчувствия смерти.
Месячный доход семьи Музилей складывается из трех источников (финансирование американскими меценатами, дотации швейцарского комитета и посредничество священника Лежена) и составляет 500 франков в месяц.
Альберт Эйнштейн и др. предпринимают попытки организовать для Музиля стипендию фонда Рокфеллера.
Перечитывает Достоевского.
Последняя квартира: Женева, Chemin de Clochettes I.

(последнее фото писателя)
1942
В письме Клаусу Пинкусу Музиль пишет, что «роман далек от завершения».
- начало апреля. В письме американским меценатам - семье Холл Черч - высказывает надежду вскоре завершить первую половину «заключительного тома».

15 апреля 1942
Утро Музиль по обыкновению  провел за столом, работая над главой «Дыхание летнего дня». Педантично отметил в специальной тетради выкуренную сигарету. После короткой прогулки в саду поднялся наверх, чтобы принять ванную (квартира располагалась на нескольких этажах, однажды в письме Музиль назвал ее "башней").

Смерть в ванной от инсульта. По мнению Марты Музиль, смерть настигла мужа за одним из привычных гимнастических упражнений или раздеванием.

17 апреля 1942 – церемония кремации без священника.
Траурная речь Лежена в присутствии восьми человек.
Лежен цитирует слова Музиля из «Речи о Рильке»:
«Он не был вершиной этого времени, - он был одним из возвышений, по которым через времена проходит судьба духа».

Во "Франкфуртер цайтунг" некролог состоял из двадцати одного слова, швейцарские газеты были немногим щедрее. Впрочем, еще в 1940 году, когда ни одна газета не откликнулась на его 60-летие, Музиль сказал: «Все выглядит так, будто меня уже нет...»
В заметке «Памятники» (она вошла в эссеистскую часть «Прижизненного наследия») есть такие слова: «Почему памятники ставят именно великим людям? Это кажется особенно изощренным коварством. Поскольку в жизни им уже не могут причинить больше вреда, их словно бросают, с мемориальным камнем на шее, в море забвения». Это Музиль сказал и о себе, о том, какой видел посмертную свою судьбу. Он предсказал ее довольно точно.

По традиции семьи Музилей, перед своим отъездом к дочери в Америку Марта развеяла пепел мужа в заброшенных садах неподалеку от Женевы. Урну она бросила в реку Арве с моста Pont de Vessy, где супруги часто совершали прогулки.

В 1943 году в Лозанне Марта опубликовала 462-страничное собрание литературных материалов мужа, включая 20 гранок глав, в 1933 году изъятых из Части III при публикации второго тома, а также черновые варианты незаконченных глав и наброски сюжетного развития романа.
Марта Музиль умерла в 1949 году в Риме, 6 ноября, - в день рождения Роберта Музиля.

источники: 1, 2, 3, 4,
Д. В. Затонский. Роберт Музиль и его роман "Человек без свойств" (предисловие к изданию 1984 года);
предисловия к изданиям
The Confusions of Young Törless;
Diaries: 1899-1941

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...