Monday, March 25, 2013

Борис Дубин: Все демографические группы стали читать меньше/ on reading

To read is to cover one’s face. And to write is to show it.
Alejandro Zambra, Ways of Going Home

Социолог, литературовед и эксперт «Левада-Центра» Борис Дубин:

- Все демографические группы стали читать меньше. Но при этом, все, включая молодежь, довольны тем, что они читают. Молодежь читает наиболее активно - причем, и бумажную книгу, и электронные носители.
Только 40-50 % того, что издается в стране, получает сегодня распространение. Остальное лежит невостребованным. Эта ситуация чрезвычайно тяжела для всех, от издателей до читателей. Библиотеки, как и «толстые» журналы, за последние 20 лет фактически превратились в другую институцию. 85% взрослого населения за последний год не были в библиотеке.

Пока получается, что единственным слоем, который худо-бедно сумел наладить передачу культуры от поколения к поколению, стала интеллигенция, по преимуществу - гуманитарная. Чаще всего это семьи, где у родителей – высшее образование, где в доме есть большая библиотека. По нашим показателям, у детей из таких семей лучше показатели в учебе, отношения со сверстниками и учителями.
Что касается других слоев, тут есть проблемы: и с точки зрения тех, кто к этим слоям принадлежит, и с точки зрения тех, кто хотел бы на них влиять.

- Одна из ваших недавних лекций называлась «Прощание с книгой». Это прощание навсегда?

- Конечно, ситуация с книгой не такая, как была лет 15 назад. Но мне не кажется, что ситуация катастрофическая. И авторы, и издатели будут всегда: разница между людьми и группами, а, соответственно, и коммуникации между ними не исчезают даже в концлагере, а прекратиться могут разве что в условиях ядерной зимы. Но дело в том, что все нынешние метаморфозы мучительно переносятся людьми, привыкшими к прежнему состоянию вещей. Да, многое теряется, но открываются и новые возможности - их только надо находить.

источник

**
С начала 1990-х выросли уже поколения, которые добровольно и без особого сожаления отказались от чтения, упала символическая роль литературы как общего мира и опознавательного кода для образованных слоев общества, сам этот «слой» — «интеллигенция» — оказался неспособен к осмыслению современности, что привело его к деградации (и чтению детективов) и полной утрате авторитета.

«Когда в обществе отсутствуют, уничтожены или слабы продуктивные, культурно созидательные группы (элиты), уровень начинают определять и задавать другие, чисто воспринимающие круги заместителей и подражателей. Раз за разом, по мере вычерпывания человеческого материала, запросы этих вторичных групп, производимые ими образцы становятся все усредненней. Каждый последующий людской „набор“ вырастает на все более примитивных моделях» (Б. Дубин. Слово-письмо-литература. Очерки по социологии современности).

«Организованное упрощение культуры» предсказал еще в 1920-е годы окололефовский критик Михаил Левидов: «Не чтения — с трепетом душевным и благоговением, будет искать новый читатель, а занятного, отдых дающего чтива», произойдет «максимальное удешевление» культуры за счет замены ее «суррогатами», — выполнение требования современного читателя, «доведенное до логического конца, является требованием о самоубийстве литературы» (М. Левидов. Простые истины. О писателе, о читателе. Издание автора, 1927).

Так все и произошло: место интеллектуального чтения заняли «суррогаты» в приспособленной для блуждающего, несосредоточенного внимания массового читателя формах детектива или поверхностно социологизированного иронического исповедального монолога, причем обязательно вторичные, вроде Дэна Брауна или Евгения Гришковца. Зебальд массовому читателю ни сейчас, ни в ближайшее время не понадобится.

Однако проблема не в массовом читателе — он, похоже, всегда остается более или менее одинаковым и, как заметил Юрий Тынянов еще в 1924 году, «отличается именно тем, что он не читает». Проблема не в нем, а в нас: в России нет узкого, но все же достаточно влиятельного, состоятельного и культурного читательского слоя, для которого мнение Сьюзен Зонтаг является значимым и который может себе позволить покупать рекомендованные ею книги — как нет, впрочем, и фигуры, аналогичной Зонтаг, — авторитетного интеллектуала, откликающегося на современные события.

источник

см. также

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...