Friday, March 14, 2014

Двенадцать стульев. Комментарий/ "Twelve Chairs" - commentaries


Глава 1. Безенчук и нимфы

... В уездном городе N... Словосочетания «уездный город N», «губернский город N» или просто «город N», весьма часто встречающиеся в русской прозе XIX века, — общее место, своего рода символ глухой провинции, захолустья. Однако в романе «Двенадцать стульев» привычный смысл их несколько изменился: захолустье стало советским, черты «нового быта» комически соседствовали здесь с прежними, постепенно вытесняемыми. Фактически к реформе приступили в 1923 году и завершили шесть лет спустя. В 1927 году, когда разворачивается действие романа, вне районирования оставалось менее четверти территории СССР, где хотя бы в названиях учреждений еще сохранялось специфическое сочетание «имперского» и «советского»: исполнительный комитет губернского совета — губисполком, уездного — уисполком, уездная милиция — умилиция и т. п.

...довоенные штучные брюки... Узкие брюки с завязками у щиколоток (чтобы всегда оставались на ногах натянутыми) были модны в начале 1910-х годов, но ко второй половине 1920-х годов такой фасон выглядел давно устаревшим. Что же касается определения «штучные», то оно означало «сшитые по индивидуальному заказу», а не купленные, например, в магазине или лавке готового платья.

...короткие мягкие сапоги с узкими квадратными носами и низкими подборами... Подборами именовали каблуки, поскольку сапожник «подбирал» их по высоте, наклеивая несколько кусков толстой кожи друг на друга, слоями. Воробьянинов носит так называемые полусапожки — того фасона (узкий квадратный носок, короткие мягкие голенища, низкий каблук), что был модным в предреволюционные годы.

...лунный жилет, усыпанный мелкой серебряной звездой... То есть сшитый из белой орнаментированной ткани «пике» — плотной, глянцевой, с выпуклыми узорами. Белый пикейный или шелковый жилет — непременный элемент вечернего костюма предреволюционных лет, он был обязателен к фраку или смокингу.

...люстриновый пиджачок... Сшитый из люстрина (от фр. lustre — лоск, глянец, блеск), жесткой безворсовой ткани с отливом, для изготовления которой использовалась шерсть грубых сортов. Ко второй половине 1920-х годов люстрин давно вышел из моды и стал одним из самых дешевых видов сукна.

...чугунная лампа с ядром, дробью... Имеется в виду характерная деталь предреволюционного быта — керосиновая лампа с резервуаром, вставленным в металлическую вазу. Такие лампы подвешивались на цепях, перекинутых через потолочные крюки, и высота их регулировалась с помощью противовесов, полых металлических шаров, куда засыпалась дробь: если лампу требовалось опустить — часть дроби высыпали в специальную чашку.

...касторовую шляпу... То есть сшитую из кастора (фр. castor — бобр, бобровый мех) — плотной суконной ткани с густым, ровным, гладким и пушистым ворсом, для изготовления которой использовался бобровый или козий пух.

...запахом ализариновых чернил... Ализарин — органический краситель, получаемый при переработке каменного угля. Сильный едкий запах, похожий на уксусный, был свойствен самым дешевым сортам чернил.

...против ихнего глазету... Имеется в виду обивка гроба глазетом (фр. глянцевитый, блестящий) — плотной тканью, основа которой, то есть продольная (вертикальная) нить — шелковая, а уток — поперечная (горизонтальная) нить — металлическая, серебряного цвета.

Глава 2. Кончина мадам Петуховой

...платья «шантеклер»... Мода на такие платья — яркие, длинные, узкие в талии, обтягивавшие бедра и резко расширявшиеся от колена — распространилась после петербургской постановки в 1910 году аллегорической пьесы Э. Ростана «Шантеклер» (фр. сhanteclеr — букв. «певец зари»), действие которой происходит на птичьем дворе, а главный герой — петух, влюбленный поэт по имени Шантеклер. Экстравагантная пьеса, провалившаяся на родине автора, широко обсуждалась в русской периодике, и торговцы использовали этот фактор для рекламы: помимо платьев, были еще духи и шоколад с тем же названием.

...в Старгороде... Судя по рукописи, авторы намеревались назвать город, где ранее жили Ипполит Матвеевич и Клавдия Ивановна, Барановым или Барановском. Однако позже Ильф и Петров отказались от этих юмористических вариантов, напоминавших о знаменитых Глупове, Скотопригоньевске и т. д. Новое название, сохранившееся во всех публикациях, связано, вероятно, с местом действия романа Н. С. Лескова «Соборяне», но в то же время указывает и на хрестоматийный Миргород.

...Мебель была превосходная, гамбсовская... Речь идет о фирме, которую основал немецкий мастер-мебельщик Г. Гамбс (1765—1831), работавший в России с 1790-х годов. В 1810 году он получил право именоваться «придворным мебельщиком», а с 1828 года фирму возглавил его сын — П. Г. Гамбс, при котором с 1860-х годов изготовлялись гарнитуры, подобные тому, что описан в романе. Знаменитая «гамбсова мебель» — ореховая, округлых форм, на изогнутых ножках — обивалась кожей, штофом или ситцем.

Глава 3. Зерцало грешного

...триумфальная арка елисаветинских времен... Имеются в виду годы царствования императрицы Елизаветы Петровны (1741—1761). Для современников Ильфа и Петрова намек был вполне прозрачным: летом 1927 года, несмотря на протесты многих известных ученых, Президиум ВЦИК принял решение о сносе знаменитых московских Красных ворот — каменной триумфальной арки, построенной в 1753—1757 годах по проекту Д. В. Ухтомского.

...без мотора... Согласно тогдашнему законодательству, ремесленники-кустари, использовавшие какие-либо моторы, станки и т. п., платили дополнительный налог.

...к обновленцам перейти собрался... по иллюзионам ходят, алименты платят... Обновленцами называли представителей либерально-реформаторского движения священнослужителей Русской Православной Церкви, формировавшегося в 1900-е годы. Значительное влияние обновленцы приобрели в 1922 году, когда поддержали советское правительство в конфликте с патриархом. Они декларировали тождественность христианства и социалистической идеологии, выступали за упрощение обряда и обмирщение быта священнослужителей. Именно обмирщение подразумевает попадья, говоря в связи с обновленцами об «иллюзионах», то есть кинозалах, где шли также эстрадно-цирковые дивертисменты: посещение «публичных увеселений» традиционно считалось для православного духовенства крайне предосудительным. Что же касается «алиментов», то речь идет о выдвинутом обновленцами требовании предоставить священнослужителям право на развод и второбрачие. Подобного рода лозунги весьма способствовали компрометации реформаторов, и к 1927 году епископы-традиционалисты, в свою очередь пошедшие на компромисс с правительством, практически ликвидировали обновленческое движение, изолировали его немногочисленных сторонников от церковного большинства.

Глава 4. Муза дальних странствий*
*Возможно, источник названия главы — популярные в 1920-е годы стихи Н. С. Гумилева — см., например:
«Что до природы мне, до древности, /
Когда я полон жгучей ревности, /
Ведь ты во всем ее убранстве/
Увидел Музу Дальних Странствий» («Отъезжающему»).

...палаточник... угощавший пивом финагента... Финансовыми агентами именовали служащих территориального подразделения налоговой инспекции, которые, подчиняясь финансовым инспекторам (фининспекторам), непосредственно контролировали уплату налогов частными предпринимателями, так называемыми нэпманами. Шутки по поводу коррумпированности служащих финансовой инспекции были, можно сказать, дежурными в фельетонистике 1920-х годов.

...бесплацкартный поезд... В тогдашних железнодорожных билетах значились только номера поезда и вагона, конкретное же место каждого пассажира указывалось в специальной квитанции — плацкарте (нем. Platzkarte — билет на место). Билеты в бесплацкартный вагон продавались по количеству пассажиров — без указания конкретного места. Таким образом, места занимались в зависимости от проворности и предприимчивости пассажиров, чем и объясняется «кровопролитный характер» посадки. В поздних вариантах слово «кровопролитный» заменено на «скандальный».

«Шанхайский переворот», а пресловутая «кровавая баня в Шанхае», свидетельствовавшая о глобальной неудаче советской политики на Дальнем Востоке, стала основной газетной новостью 15 апреля 1927 года — в тот день, когда и начинается действие романа.

Главы 5 и 6 («Бойкий мальчик» и «Продолжение предыдущей»), целиком отведенные предреволюционным похождениям Воробьянинова, были исключены из романа еще при подготовке первой публикации 1928 года в журнале «30 дней». Под общим заглавием «Прошлое регистратора загса» они напечатаны в октябрьском номере этого журнала за 1929 год.

...фельетонистом Принцем Датским... Расхожие псевдонимы такого рода воспринимались как журнально-газетные штампы, да и вся статья провинциального фельетониста — набор тогдашних штампов.

В русском кинопрокате было принято переименовывать иностранных знаменитостей, и Поксоном называли всемирно известного американского комика Дж. Банни (1863—1915).

Глава 7. Великий комбинатор

...налитое яблоко... Так в рукописи. При публикации слово «налитое» заменено на «нагретое», однако в беловом варианте соответствующей правки нет. Вероятно, причина изменения — опечатка, допущенная машинисткой и не замеченная авторами.

...ни денег, ни квартиры... не было даже пальто... в зеленом, узком, в талию, костюме... лаковых штиблетах... Носков под штиблетами не было... Как и в случае с Воробьяниновым, в описании акцентированы контрасты, подсказывающие читателю наиболее вероятное их объяснение, надо полагать, очевидное соавторам, особенно бывшему сыщику Петрову. Оно связано со специфическим социальным статусом героя — в Старгород вошел заключенный, неоднократно судимый и совсем недавно освободившийся, то есть преступник-рецидивист. Бездомный бродяга, не имеющий холодной весной (лед на лужах) ни пальто, ни носков, не путешествует в модном костюме и щегольской обуви. Зато для рецидивиста тут нет ничего необычного. Квартиры у него нет и быть не должно — советским законодательством предусматривалось, что осужденные «к лишению свободы» лишались «права на занимаемую жилую площадь».

... турецко-подданный... Современники здесь видели намек на то, что отец Бендера жил в южнорусском портовом городе, вероятнее всего — Одессе, где многие коммерсанты, обычно евреи, принимали турецкое подданство, дабы дети их могли обойти ряд дискриминационных законоположений, связанных с конфессиональной принадлежностью, и заодно получить основания для освобождения от воинской повинности.

...в походном зеленом костюме... Иронический парафраз описания Наполеона из стихотворения М. Ю. Лермонтова «Воздушный корабль»: «На нем треугольная шляпа /И серый походный сюртук».

Допр — дом принудительных работ, одна из разновидностей советских тюрем описываемого периода. Согласно тогдашним идеологическим установкам, революция ликвидировала социальную основу преступности — классовое неравенство, потому в СССР должны были исчезнуть тюрьмы и каторга. Установки эти реализовывались только терминологически: тюрьму и каторгу как государственные институты официально переименовали в «места заключения».

Глава 8. Бриллиантовый дым

...участник концессии... Концессия (лат. concessio — разрешение, уступка) — официальное разрешение на заранее оговоренных условиях какой-либо предпринимательской деятельности, обычно предполагающей использование государственной или муниципальной собственности (строительство и эксплуатация заводов, железных дорог, рудников и т. п.), а равным образом само предприятие, организованное после такого разрешения. Бендер пародийно переосмысливает газетные публикации: предмет концессии — розыск и последующее использование имущества Воробьянинова, которое, согласно советскому законодательству, изначально подлежало национализации, а в роли иностранного инвестора — сам Воробьянинов, принятый дворником за эмигранта-парижанина, советскую же сторону представляет местный мошенник.

...шерстяные напульсники... Имеются в виду вязаные эластичные повязки-браслеты на запястье. В предреволюционные годы бытовало мнение, что напульсники предохраняют от простуды и ревматизма.

Глава 9. Следы Титаника

...к отливу, находившемуся тут же в дворницкой. Он умывался... Так в рукописи. Отливами в Одессе (т. е. в родном городе авторов романа, да и вообще на юге) именовали канализационные стоки в полу. Делали их в нежилых помещениях, там, где не было водопровода, и обычно над отливами вешали рукомойники. Канализационный сток прямо в дворницкой — деталь весьма существенная: значит, после воробьяниновской модернизации особняка (упомянутой в гл. V) дворницкая, как и другие комнаты «для прислуги», осталась без водопровода. В публикации текст изменен — Воробьянинов «пошел к умывальнику». Замена, снимающая местный колорит, неадекватна: умывальником тогда называли кран над специальной раковиной.

...Всю контрабанду делают в Одессе, на Малой Арнаутской улице... Шутка, характерная для одесситов: на Малой Арнаутской было множество мастерских, где кустарным образом изготовлялась мнимоконтрабандная парфюмерия.

Глава 10. Голубой воришка

...наидешевейшего туальденора мышиного цвета... Туальденор (от фр. toile de Nord — букв. северное полотно) — легкая хлопчатобумажная материя, холстина, из которой обычно изготавливалась рабочая одежда — халаты, комбинезоны и т.п., в связи с чем пряжа изначально окрашивалась в серый цвет.

Примета времени: к середине 1920-х годов, когда радио вошло в советский быт, государственные учреждения оборудовали репродукторами, но качество звучания оставалось еще весьма низким, шумовой фон очень сильным, потому имена собственные, названия учреждений и т.п. передавались по буквам.

...Дети Поволжья?.. Бендер иронически намекает на возраст мнимых сирот: детьми их могли счесть разве что в начале 1920-х годов — именно в эту пору население Поволжья вымирало от катастрофического голода, главной причиной которого была засуха. Сбор средств «в помощь голодающим Поволжья», а затем на «ликвидацию последствий голода» — дежурные темы советской периодики начала нэпа.

Глава 11. Где ваши локоны

...«Шимми»... — куплеты из оперетты И. Кальмана «Баядера», текст которых в России, а позже в СССР варьировался едва ли не каждым режиссером.

...пещера Лехтвейса... Так в рукописи. Имеется в виду популярный приключенческий «роман-сериал», главы которого издавались отдельными выпусками: Редер В. А. Пещера Лейхтвейса, или 13 лет любви и верности под землею. СПб., 1909—1910.

Глава 12. Слесарь, попугай и гадалка

...«Одесская бубличная артель «Московские баранки»... В 1920-е годы парадоксы подобного рода — вполне заурядное явление: на вывеске указывались место официальной регистрации фирмы и ее название, иногда совпадавшее — полностью или частично — с наименованием основной продукции. К примеру, в Поволжье была широко известна «Саратовская артель «Одесская халва», а в Одессе — «Московская вегетарианская столовая», где подавались «московские горячие блины».

...упаковочная контора «Быстроупак»... на Цветном бульваре в Москве находилась контора «кооперативной артели» со сходным названием — «Быструпак».

...если линия говорила правду, — вдова должна была бы дожить до мировой революции... Так в рукописи. То, что авторы соотносят начало мировой революции с неопределенно далеким будущим, нельзя в данном случае рассматривать как насмешку над правительственными идеологическими установками. Наоборот, высмеиваются лишь троцкистские призывы к «перманентной революции», ироническая трактовка которых официально пропагандировалась. Однако вне тогдашнего политического контекста шутка оказалась рискованной, почему сочетание «до мировой революции» и было заменено на привычно нейтральное — «до Страшного суда».

... «Всеобщей Электрической Компании»... Имеется в виду продукция американской фирмы «General Electric».
[...переводят название американской фирмы "General Electric" как «Всеобщая Электрическая Компания» - тщательно законспирированная сатира на «план ГОЭЛРО».
...На протяжении всего текста можно проследить тенденцию наименования гостиниц в честь разных стран, городов и мировых столиц. Причем, чем глуше местность, тем более громкое название будут носить ее гостиницы: «Карлсбад», «Каир», «Сорбонна», извозчичья чайная «Версаль». - из статьи]

...Сплошной Госпромцветмет. Версты не протянут... «Слесарь-интеллигент» намекает на низкое качество советских моторов — настолько, по его мнению, плохих, что целесообразнее было бы сразу же использовать их не по прямому назначению, а в качестве источников цветных металлов, вторичного сырья, сбор которого был одной из задач Объединения государственных предприятий по добыче и обработке цветных металлов, сокращенно именовавшегося трест «Госпромцветмет».

Глава 14. Знойная женщина, мечта поэта

Словосочетание «мечта поэта», ставшее поэтическим штампом, восходит, вероятно, к строфе популярного романса «Нищая» А. А. Алябьева на стихи Д. Т. Ленского (перевод с французского стихотворения П. Ж. Беранже): «Сказать ли вам, старушка эта/ Как двадцать лет тому жила! / Она была мечтой поэта, / И слава ей венок плела».

...кремовая кепка и полушелковый шарф румынского оттенка... Речь идет о так называемой «румынской моде» в Одессе 1920-х годов: тогдашние франты носили поверх рубашки или пиджака длинный шарф — преимущественно розовых тонов.

...граф Алексей Буланов... В основе рассказа Бендера о «гусаре-схимнике» Буланове — биография Александра Ксаверьевича Булатовича (1870—1919), русского гвардейского офицера, этнографа-любителя, путешественника. В 1896—1900 годах он был прикомандирован к русской дипломатической миссии при негусе (императоре) Абиссинии (Эфиопии) — Менелике II (1844—1913). Как военный советник абиссинской армии Булатович участвовал в войне с Италией 1895—1896 годов и привез взятого на воспитание «абиссинского мальчика Ваську». О своих африканских приключениях Булатович написал несколько книг, наиболее популярной была «С войсками Менелика II», изданная в 1900 году в Петербурге. В 1903 году он оставил службу, ушел в монастырь и принял схиму, что действительно стало светской сенсацией.
Подробности его подвижничества и факт расстрижения — вымышлены.

Глава 15. Дышите глубже, вы взволнованы

...паровозом серии «Щ»... Такую маркировку имели паровозы из серии, спроектированной Н. Л. Щукиным (1848—1924). Выпускал их Харьковский завод с 1905 года, причем уже тогда они считались конструктивно устаревшими, почему и были сняты с производства задолго до создания романа. Вероятно, упоминание о серии «Щ» — иронический намек: в Старгороде, где весной 1927 года открытие первой трамвайной линии воспринимается как значительное достижение, символом технического прогресса стал паровоз давно устаревшей конструкции.

...писавший теперь под псевдонимом «Маховик»... Подобного рода «производственные» псевдонимы воспринимались тогда в качестве газетных штампов, как и прежний псевдоним [Принц Датский] этого фельетониста в предреволюционные годы.

...заговорил о международном положении... Ирония авторов по поводу обязательного анализа «международного положения» на митингах, посвященных совсем другим вопросам, отнюдь не воспринималась в 1927 году как фрондерство, поскольку в периодике постоянно высмеивались лидеры троцкистской оппозиции, сводившие практически любую тему к обсуждению «международного положения», точнее — внешнеполитических провалов официального руководства. К примеру, Н. И. Бухарин, выступая на Московской губернской партконференции в ноябре 1927 года, шутил: «Я, товарищи, детально останавливаться не буду на международном положении. Я не иронически это говорю, хотя и знаю, что это может послужить поводом для того, чтобы наша оппозиция сказала: ну, вот, "национальная ограниченность", потому что мало говорил о международном положении».

Глава 16. Союз меча и орала*
*В словосочетании «меч и орало» обыгрывается библейская цитата: «И будет Он судить народы, и обличит многие племена; и перекуют мечи свои на орала, и копья свои — на серпы; не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать» (Исайя, 2: 4).

... Новохоперск... — уездный город Воронежской губернии, символ провинциального захолустья в фельетонистике 1920-х годов.

Глава 18. Общежитие имени монаха Бертольда Шварца*
*Имеется в виду живший в XIII—XIV веках немецкий монах-францисканец, легендарный алхимик, которому приписывалось изобретение пороха и огнестрельного оружия.

...перебирая сохранившиеся в памяти воспоминания о битве при Калке, рассказывали друг другу прошлое и настоящее Москвы... Хрестоматийно известное сражение на реке Калке в 1223 году союзных русских и половецких войск с монгольскими, завершившееся разгромом союзников, к истории Москвы отношения не имеет.

...Когда проезжали Лубянскую площадь, Ипполит Матвеевич забеспокоился... Эти слова были сняты при подготовке журнальной публикации. На Лубянской площади, как известно, находилось здание ОГПУ.

...Имени товарища Семашко... Н. А. Семашко (1874—1949) был в 1927 году наркомом здравоохранения.

Глава 20. Музей мебели

...пить редереры... Редерер — марка шампанского.

...«Это май-баловник... опахалом»... Воробьянинов цитирует строки стихотворения К. М. Фофанова «Май», или, что более вероятно, романс, весьма популярный в 1910-е годы.

...Это Жарова стихи?.. Стихи Фофанова, считавшегося декадентом, Лиза приписывает А. А. Жарову — известному «комсомольскому поэту», автору популярных в 1920-е годы песен.

Глава 21. Баллотировка по-европейски

...попечительницей обществ «Капля молока» и «Белый цветок»... Благотворительные общества с такими названиями были широко известны в предреволюционные годы.

Глава 22. От Севильи до Гренады

...сена, которым госпожа Нордман-Северова... кормила знаменитого художника... Имеется в виду Наталья Борисовна Нордман-Северова (1863—1914) — жена И. Е. Репина, пропагандировавшая вегетарианство; она действительно готовила блюда из сена. Шутки по поводу «сенной диеты» были довольно распространены в предреволюционные годы.

...«Я здесь, Инезилья, стою под окном»... Неточно цитируется стихотворение А. С. Пушкина. На эти стихи М. И. Глинка написал популярный романс.

...хорошо известная в Марьиной Роще... Марьина Роща в ту пору — окраинный район Москвы, изобиловавший воровскими притонами. Соответственно, конферансье намекает на специфический характер репертуара певицы.

... Ночной зефир струил эфир... Неточно цитируется стихотворение А. С. Пушкина: «Ночной зефир/Струит эфир, /Шумит, /Бежит/Гвадалквивир...». На эти стихи было написано несколько популярных романсов.

Глава 23. Экзекуция

...в клетчатых брюках «столетье»... Вероятно, имеется в виду «Столетие Одессы» — название сорта суконной клетчатой ткани. Праздновалось столетие города в 1895 году, узкие клетчатые брюки тогда считались еще модными.

Глава 24. Людоедка Эллочка

...богатое слово — гомосексуализм... Возможно, аллюзия на тогдашнюю полемику советских юристов о правомерности признания «добровольного мужеложства» преступлением.

...До свиданья, дефективный... Беспризорных подростков и несовершеннолетних правонарушителей в 1920-е годы официально именовали «морально дефективными», и, вероятно, ирония Бендера относится к этому неуклюжему термину.

Глава 25. Авессалом Владимирович Изнуренков

...У меня ничего нельзя описать. Эта мебель — орудие производства... Изнуренков заблуждается или же сознательно лжет: хоть и существовала практика обложения литераторов налогами как «некооперированных кустарей», а при описании имущества ремесленников не полагалось включать в опись «орудия производства», однако в любом случае гамбсовский стул к «средствам производства» не мог быть отнесен.

...А поутру она вновь улыбалась... всегда... строки популярного тогда шуточного романса из репертуара Московского театра миниатюр — о некоей девушке, постоянно оказывающейся жертвой различного рода инцидентов (падение с высотного здания, автомобильная авария и т. п.), однако неизменно выходящей из всех злоключений невредимой. Автор не установлен.

Глава 26. Клуб автомобилистов

...занимавшуюся хипесом... Хипес (жарг.) — совершаемое проституткой с сообщником (сообщниками) ограбление клиента, кража, шантаж и т. п.

Глава 29. Замечательная допровская корзинка

...«Бонбон де Варсови»... (фр. Bonbon de Varsovie — букв. варшавская конфетка) — кондитерская фирма в предреволюционной России.

Глава 30. Курочка и тихоокеанский петушок

...Нурми... П. Нурми (1897—1973) — финский спортсмен, олимпийский чемпион 1920, 1924 и 1928 годов в беге на длинные дистанции.

...восемнадцатый год... подомовая охрана... В 1917—1919 годах жильцы многоквартирных домов самостоятельно организовывали отряды вооруженной охраны для ночных дежурств в подъездах.

...моя гвинейская курочка... Слово «гвинейская» снято еще при подготовке рукописи к журнальной публикации. Вероятно, шутка строилась на том, что гвинейские куры относятся к подвиду диких, так называемых «сорных кур».

...твой тихоокеанский петушок так устал на заседании Малого Совнаркома... «Великий комбинатор», как обычно, намекает Грицацуевой на причастность к авторитетным, часто упоминаемым в периодике организациям: 4 мая 1927 года в соответствии с решениями Всетихоокеанского научного конгресса при АН СССР был учрежден постоянный Тихоокеанский комитет с Океанографической секцией, входивший в международную Тихоокеанскую научную ассоциацию.

Глава 31. Автор Гаврилиады

...бронеподростки... Термин, относящийся к периоду официально допускаемой безработицы. По тогдашним политическим и правовым установкам, учреждения и предприятия обязаны были обеспечивать несовершеннолетних (15—17 лет) работой, для чего администрацией сохранялось (бронировалось) минимальное количество рабочих мест. Численность несовершеннолетних была заранее определена в процентном отношении к общей численности сотрудников: при появлении соответствующих вакансий надлежало прежде всего принимать на работу подростков «по броне». Как правило, принимались те, кого направляли горкомы и райкомы комсомола.

...Никифор Ляпис, молодой человек с бараньей прической и неустрашимым взглядом... знаете, Трубецкой... Внешне и манерами поведения кудрявый поэт всего более походил на О. Я. Колычева (1904—1973), хорошо известного в московских редакциях. Он был одесситом, земляком авторов романа, и, вероятно, те, зная настоящую фамилию литподенщика — Сиркес, находили амбициозно-комичным выбор в качестве псевдонима боярской фамилии — Колычев. По этому принципу, надо полагать, выбран псевдоним героя романа: фамилия Ляпис, созвучная фамилии Сиркес, сочетается со старинной княжеской Трубецкой, что создает своеобразный — «местечково-аристократический» — колорит. Однако халтурщик Ляпис — еще и типаж: советский поэт, готовый к немедленному выполнению любого «социального заказа»; в его незатейливых виршах литераторы-современники видели также пародию на маститых литераторов, в частности — на Маяковского, эпигоном которого считался тогда Колычев.

...сраженный пулей фашиста, все же доставляет письмо по адресу... В СССР нет фашистов, а за границей нет Гаврил... фашист переодетый... напишите нам лучше о радиостанции... Наиболее вероятный адресат этой пародии — Маяковский. В феврале 1926 года прессой широко обсуждалось совершенное группой неизвестных нападение на купе поезда «Москва—Рига», где везли дипломатическую почту. В перестрелке с налетчиками погиб дипкурьер Т. И. Нетте, которому Маяковский посвятил стихотворение «Товарищу Нетте, пароходу и человеку», опубликованное полгода спустя. Кстати, «о радиостанции» Маяковский тоже написал: стихотворение «Радио-агитатор» опубликовано в 1925 году.

...самого Энтиха... Шуточный намек на «авантюрно-героические» баллады Н. С. Тихонова (1896— 1979): Энтих — «Н. Тих».

...«О хлебе, качестве продукции и о любимой»... Заглавие пародийно воспроизводит легко опознаваемую читателями структуру «агиток» Маяковского: «О «фиасках», «апогеях» и других неведомых вещах», «Стихотворение о Мясницкой, о бабе и о всероссийском масштабе» и т. п. Кстати, в июне 1927 года начался выпуск собрания сочинений Маяковского, но вскоре он стал объектом довольно жесткой критики. Поводом была позже признанная хрестоматийно-советской, юбилейная «октябрьская» поэма «Хорошо!». В 1927 году Маяковский читал ее с эстрады, печатал фрагментами в периодике, затем выпустил отдельным изданием. Описывая первое десятилетие советской истории, он традиционно упоминал Троцкого и других оппозиционеров среди вождей октябрьского восстания, уверял читателей, что партия едина, и призывал готовиться к грядущим боям в «Европах и Азиях», то есть скорой «мировой революции». В общем, не уследив за перипетиями партийной борьбы, сделал все, от чего официальные идеологи рекомендовали воздержаться, высказался по-троцкистски. Неудача была скандальной, и скандальность усугублялась спецификой литературной репутации Маяковского, некогда слывшего нонконформистом, мятежником, буяном, но вот уже десять лет как ставшего образцово лояльным и требовавшего признания за собой статуса советского классика, непогрешимого в области истолкования партийной политики. Возможно, по этим причинам Маяковский — его стихи, биография — едва ли не главный объект иронического осмысления в обзоре «литературно-театральной Москвы» Ильфа и Петрова, о чем уже упоминалось во вступительной статье.

...посвящалась загадочной Хине Члек... Вероятно, шутка строится на созвучии сочетаний «Хина Члек» и «Лил(и)я Брик». Л. Ю. Брик (1891—1978) были посвящены многие стихи Маяковского, хотя не исключено, что были и другие адресаты (например, Е. Ю. Хин (1905—1969), журналистка, близкая знакомая поэта).
Характерно, что имя «Хина» созвучно не только названию популярного лекарства от малярии («любовная лихорадка» — распространенная метафора), но и названию краски для волос — «хна», ведь Брик была рыжей, о чем писал Маяковский, например, в многократно публиковавшейся поэме «Флейта-позвоночник»: «Тебя пою, /накрашенную, /рыжую...».
В фамилии «Члек» угадывается еще и намек на аббревиатуру «ЧК»: дружба Маяковского с высокопоставленными сотрудниками ВЧК—ОГПУ и возможность сотрудничества Брик с этими организациями постоянно обсуждались в литературных кругах.
О ее муже О. М. Брике (1888—1945), некогда работавшем в ВЧК, даже ходила злая и не вполне соответствовавшая действительности эпиграмма, обычно приписываемая С. А. Есенину:
«Вы думаете, кто такой Ося Брик?/Исследователь русского языка?/А на самом-то деле он шпик/И следователь ВЧК».
Весьма важно, что «Лиля и Ося», как называл их Маяковский, — персонажи уже упоминавшейся автобиографической «октябрьской поэмы». К теме отношений Маяковского и Бриков авторы романа еще не раз вернутся — это шутки, предназначенные «для своих», узкого круга профессиональных литераторов.

...на стене висела большая газетная вырезка, обведенная траурной каймой... Во многих редакциях было принято вывешивать на стенах или стендах обведенные черной рамкой статьи, авторы которых допускали ошибки. Например, в «Гудке», где работали авторы романа, для таких ляпсусов предназначался специальный стенд, именуемый сотрудниками «Сопли и вопли».

...С Хиной я сколько времени уже не живу. Возвращался я с диспута Маяковского... Вероятно, подразумевается разрыв Маяковского с Л. Ю. Брик в 1925—1926 годах, остававшийся предметом литературных сплетен. По этой причине, надо полагать, фамилия поэта фигурирует в соседстве с Хиной Члек. Мотивируя такое соседство, авторы романа, весьма внимательные к деталям вообще и особенно к газетной хронике, специально допускают хронологическую неточность: Маяковский, уехавший за границу в апреле 1927 года, до июня в Москве не выступал.

Глава 32. Могучая кучка или золотоискатели*
Глава эта, опубликованная с некоторыми сокращениями в журнальном варианте и первом книжном издании, была исключена из всех последующих.

Глава 33. В театре Колумба

...галстуках «собачья радость»... О каких конкретно фасоне и расцветке идет речь, не вполне ясно: «собачьей радостью» именовали тогда и галстук-бабочку, вероятно, по аналогии с ошейником, и галстук-бант — ленту, часто цветную, завязывавшуюся бантом под воротником рубашки, и короткие широкие, бледно-розовые, в белую крапинку или горошек галстуки, напоминавшие, надо полагать, дешевую вареную колбасу, прозванную так же.

...ботиночках «Джимми»... Имеются в виду полуботинки с длинными узкими носами на высоком каблуке или же просто полуботинки на толстой каучуковой подошве — фасоны, заимствованные из американских фильмов, что, вероятно, и обусловило экзотическое для СССР прозвище.

...«ФОРТИНБРАСА при УМСЛОПОГАСЕ»... В названии организации, явно пародирующем неудобопроизносимые советские аббревиатуры, соединены имена двух литературных героев: хрестоматийно известного норвежского принца из трагедии У. Шекспира «Гамлет, принц Датский» и зулусского воина из романа Р. Г. Хаггарда «Аллен Квотермейн».

...кружках Эсмарха... — стеклянная, фаянсовая или металлическая кружка, емкостью 1—3 литра, с гибкой резиновой отводной трубкой длиною до 2 метров, используется для клизм и спринцеваний. Изобрел это приспособление немецкий медик Ф. А. Эсмарх (1823—1908).

...привыкшего к классической интерпретации «Женитьбы»... Автор спектакля — Ник. Сестрин... монтера Мечникова... Описывая «Театр Колумба», то есть театр первооткрывателей, авторы романа создали обобщенную пародию на многочисленные авангардистские постановки, характерные для 1920-х годов. Однако главным объектом иронии были работы В. Э. Мейерхольда. В частности, на исходе 1926 года он поставил комедию Н. В. Гоголя «Ревизор», что вызвало ожесточенную полемику в тогдашней периодике: противники инкриминировали Мейерхольду злонамеренное искажение классики, едва ли не глумление над гоголевским текстом, защитники же режиссера настаивали на том, что именно он сумел «приблизить классику к современности».
...Прочие же фамилии, равным образом названия учреждений, производят комический эффект в силу «внутренней формы» и благодаря неожиданным литературным или историческим ассоциациям. Так, сочетание «стихи М. Шершеляфамова» напоминает и о французской поговорке «ищите женщину», и о скандально известном поэте-имажинисте В. Г. Шершеневиче, дружившем с Мейерхольдом, «литмонтаж И. Антиохийского» — о городе Антиохии, привычно ассоциируемо м с событиями Священной истории, далее — по контрасту — следует «Х. Иванов» — намек на распространенную скабрезную шутку, непристойное именование ничем не интересного незнакомца, в фамилии «Симбиевич-Синдиевич» обыграно созвучие терминов «симбиоз» и «синдикат», почему инициалы тут вообще не понадобились, зато имя и фамилия изготовителя париков приведены полностью — «Фома Кочура», именно так звали знаменитого террориста, бывшего столяра, совершившего в 1902 году покушение на харьковского губернатора, ну а «монтеру Мечникову» достался однофамилец мирный — биолог И. И. Мечников, нобелевский лауреат 1908 года, и т. п.

...и на термометрах играете?.. Аллюзия на опубликованную в июльском номере журнала «30 дней» за 1927 год шуточную афишу одесского Дома врача, где сообщалось, что «ансамбль врачей-исполнителей» будет играть фокстроты на кружках Эсмарха, стетоскопах, а также скальпелях, пинцетах и т. п.

Глава 34. Волшебная ночь на Волге

...со своей женой Густой, которая никакого отношения к нашему коллективу не имеет... Надо полагать, намек на жену Мейерхольда — ведущую актрису театра З. Н. Райх (1894—1939): некоторые современники и коллеги отказывали ей в сценическом даровании, настаивая, что единственной причиной блестящей театральной карьеры было удачное замужество. О намеке на Райх свидетельствует, в частности, и своего рода «перекличка» немецкого имени жены Сестрина и немецкой фамилии жены Мейерхольда.

...стоите, как засватанный... Вероятно, Бендер имеет в виду особенности русского архаического свадебного обряда: с момента сватовства на поведение жениха и невесты налагалось множество запретов. К примеру, в ряде областей невесту выводили из родного дома под руки — дабы духи домашнего очага видели, что она не своей волею их покидает, и т. п.

Глава 36. Изгнание из рая

...одни герои романа были убеждены в том, что время терпит, а другие полагали, что время не ждет... Литературная аллюзия: название одного из самых популярных в России романов Дж. Лондона о клондайкских золотоискателях и прозвище заглавного героя — «Время-не-ждет».

...Васюки... — название вымышлено, описание города заимствовано из указанного путеводителя, где оно относится к городу Ветлуга, что расположен в верхнем течении одноименного притока Волги.

Глава 37. Междупланетный шахматный конгресс

...Учитесь торговать... Остап, иронизируя, приводит постоянно цитировавшийся советской периодикой лозунг, который был выдвинут Лениным в связи с переходом к новой экономической политике.

...Дело помощи утопающим... Ироническое обыгрывание «канонического» изречения К. Маркса, которое также повторялось Лениным: «Освобождение рабочих должно быть делом самих рабочих».

...вошел в кассу клуба... в кассе было тридцать пять рублей... ждите меня на берегу... Что такое, товарищи, дебют и что такое, товарищи, идея... Выступление Бендера в клубе — аллюзия на рассказ «Лекция Ниагарова», вошедший в сборник В. П. Катаева, что был издан в серии «Юмористическая иллюстрированная библиотека журнала «Смехач» в 1926 году. Герой рассказа читает в московском Политехническом музее платную лекцию о «междупланетном сообщении» — название, перекликающееся с названием главы. Он ничего по существу вопроса сказать не может, однако деньги уже собраны кассиром-соучастником, и лжелектор начинает, копируя манеру маститых ученых: «В сущности, господа, что такое междупланетное сообщение? Как показывает самое название, междупланетное сообщение есть, я бы сказал, воздушное сообщение между различными планетами и звездами». Далее Ниагаров пытается рассказывать анекдоты, откровенно дерзит оппонентам и убегает от возмущенной публики, требуя, чтобы сообщники выключили в зале свет и погрузили «кассу на извозчика». На следующий день неунывающий, хоть и слегка побитый Ниагаров заявляет, что опять готов читать лекции на любую тему, лишь бы «кассир был свой парень и извозчик не подвел».

... Контора пишет... Аллюзия на рефрен популярных эстрадных куплетов: «Дела идут, контора пишет...» Автор не установлен.

Глава 39. Вид на малахитовую лужу

...мы чужие на этом празднике жизни... Остап обыгрывает распространенную романтическую формулу, которая, например, использована в классическом стихотворении М. Ю. Лермонтова «Дума»: «И жизнь уж нас томит, как ровный путь без цели, /Как пир на празднике чужом». Пятигорск (и вообще Кавказ) в сознании интеллигентов устойчиво ассоциировался с биографией и поэзией М. Ю. Лермонтова, что обусловливает обращение к его темам в соответствующих главах романа «Двенадцать стульев».

...Хорошо излагает, собака... Вероятно, аллюзия на строки из стихотворного цикла Н. А. Некрасова «Песни о свободном слове»: «Хорошо поет, собака, /Убедительно поет!»

...видели Родзянко?.. М. В. Родзянко (1859—1924) — один из лидеров октябристов, в 1911—1917 годах — председатель Государственной думы, впоследствии — эмигрант. Из-за высокого роста, дородности и вообще «монументальной» — по словам современников — внешности он стал своего рода думским символом.

...Пуришкевич в самом деле был лысый?.. В. М. Пуришкевич (1870—1920) — праворадикальный публицист, поэт, один из основателей экстремистских организаций «Союз русского народа» и «Союз Михаила Архангела», депутат Государственной думы с 1907 года, участник убийства Распутина. По причине одиозных политических воззрений подвергался нападкам либеральной прессы, в связи с чем его обширная лысина стала постоянной мишенью карикатуристов.

Глава 40. Зеленый Мыс

... не устраивайте в моем доме пандемониума... Слово «пандемониум» обычно употреблялось в значении «преисподняя», «ад».

Глава 41. Под облаками*
В журнальном варианте эта глава называлась «Печальный демон», что было аллюзией на первую строку поэмы М. Ю. Лермонтова «Демон».

...Горы не понравились Остапу... Дикая красота... Никчемная вещь... Аллюзия на опубликованное в 1925 году стихотворение Маяковского «Тамара и Демон»: «От этого Терека/в поэтах/истерика. /Я Терек не видел. /Большая потерийка. /Из омнибуса/вразвалку/сошел, /поплевывал в Терек с берега... Чего же хорошего?/Полный развал! Шумит...» Это стихотворение, где, кстати, Маяковский иронически переосмысляет лермонтовские сюжеты (баллады «Тамара» и поэмы «Демон»), а также вышучивает известных литераторов-современников, будет обыгрываться и в другом эпизоде главы.

...Великие люди... чуть повыше облака и несколько ниже орла... Киса и Ося здесь были... Аллюзия на опубликованное летом 1926 года стихотворение Маяковского «Канцелярские привычки» — сатиру на курортников и туристов, стараниями которых горы Кавказа буквально испещрены «памятными» надписями даже на высоте «орлиных зон». В этом контексте сочетание «Киса и Ося» приобретает неожиданный смысл: Кисой Маяковский публично называл Л. Ю. Брик, а Осей — ее мужа, О. М. Брика, причем в июле 1927 года «Киса и Ося» действительно были на Кавказе.

...Отдай колбасу, дурак! Я все прощу... Вероятно, Бендер перефразирует первую строку романса Б. А. Прозоровского на стихи В. Ленского — «Вернись! Я все прощу: упреки, подозренья...».

...он ревел так, что временами заглушал Терек... увидел царицу Тамару... прилетела к нему... и кокетливо сказала... Аллюзия на стихотворение Маяковского «Тамара и Демон», где описана встреча поэта с царицей у Терека, причем поэт был «услышан Тамарой», поскольку голос его, который «страшен силою ярой», заглушил шум горной реки: «Царица крепится, /взвинчена хоть, /величественно делает пальчиком...»

Глава 43. Сокровище

...Клуб у нас, можно сказать, необыкновенный... Чудесное преображение сокровищ в новое здание клуба задано изначально: роман начинается 15 апреля 1927 года, когда в «Правде» была опубликована статья «Театр и клуб» — о «совещании профработников и деятелей театра», где, в частности, сообщалось «о тяжелом материальном положении клубов» и высказывалось предположение, что «конкретные данные, сообщенные представителями профорганизаций», будут способствовать «более деловому подходу к вопросам клубно-художественной работы». На ту же тему — причем в тот же день — высказался и «Гудок». В статье «Возможности есть — нет уменья», подписанной «Железнодорожник», изложена история благоустройства клуба, где, кстати, фигурируют стулья: «Еще с 1925 года железнодорожники просят установить в клубе радиоприемник с громкоговорителем, а им отвечают, что, мол, нет средств. Между тем правление клуба закупи ло 250 венских стульев, стоящих в 3-4 раза дороже обыкновенных скамеек со спинками. Если бы вместо стульев были закуплены скамейки, в клубе был бы уже громкоговоритель. Кроме того, стулья непрочны, скоро поломаются, и их рано или поздно придется заменить скамьями». В романе, как и в гудковской статье, правление клуба «нерационально» приобрело дорогие стулья, они «скоро поломались», тем не менее клуб получил даже не громкоговоритель, а новое здание.

Подчеркнем: газетная хроника 15 апреля 1927 года — ключ к пониманию романа. В этот день газеты сообщили о «шанхайском перевороте» — событии, которое «левая оппозиция объявила» крупнейшим поражением советской внешней политики, чреватым смертельно опасными для страны последствиями, а сталинско-бухаринская пропаганда в ответ приписала троцкистам попытку вернуть страну на десять лет назад — к эпохе «военного коммунизма», глобальной войны, «перманентной революции». 15 апреля началась погоня бывшего уездного предводителя дворянства за сокровищами — тоже своего рода попытка вернуться на десять лет назад, вернуть собственность своей семьи. В тот же день столичная пресса поставила вопрос об улучшении оборудования железнодорожных клубов. Осенью 1927 года троцкисты были разгромлены окончательно, а правительство позволило гражданам поверить, что глобальная война, «перманентная революция» надолго откладываются. Осенью 1927 года Воробьянинов убедился, что попытка вернуть прошлое не удастся. И осенью 1927 года был построен новый железнодорожный клуб — на воробьяниновские средства. Круг замкнулся.

источник: Двенадцать стульев. Комментарий

см. также: Легенда о Великом Комбинаторе, или Почему в Шанхае ничего не случилось

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...