Monday, January 27, 2014

Эпикурейская мудрость/ Epicurus: The misfortune of the wise is better than the prosperity of the fool

Пусть никто в молодости не откладывает занятий философией, а в старости не утомляется занятиями философией: ведь для душевного здоровья никто не может быть ни недозрелым, ни перезрелым. Кто говорит, что заниматься философией ещё рано или уже поздно, подобен тому, кто говорит, будто быть счастливым ещё рано или уже поздно. Поэтому заниматься философией следует и молодому и старому: первому – для того, чтобы он и в старости остался молод благами в доброй памяти о прошлом, второму – чтобы он был и молод и стар, не испытывая страха перед будущим.

Привыкай думать, что смерть для нас – ничто: ведь всё и хорошее и дурное заключается в ощущении, а смерть есть лишение ощущений.
[...] Стало быть, самое ужасное из зол, смерть, не имеет к нам никакого отношения; когда мы есть, то смерти ещё нет, а когда смерть наступает, то нас уже нет. Таким образом, смерть не существует ни для живых, ни для мёртвых, так как для одних она сама не существует, а другие для неё сами не существуют.

Одно лишь искусство существует — искусство хорошо жить и хорошо умереть.

Самая простая снедь доставляет не меньше наслаждения, чем роскошный стол, если только не страдать от того, чего нет; даже хлеб и вода доставляют величайшее из наслаждений, если дать их тому, кто голоден. Поэтому привычка к простым и недорогим кушаньям и здоровье нам укрепляет, и к насущным жизненным заботам нас ободряет, и при встрече с роскошью после долгого перерыва делает нас сильнее, и позволяет не страшиться превратностей судьбы.

Эпикур. Письмо к Менекею

* * *
Никaкое нaслaждение сaмо по себе не есть зло; но средствa достижения иных нaслaждений достaвляют кудa больше хлопот, чем нaслaждений.

Богатство, требуемое природой, ограничено и легко добывается; а богатство, требуемое пустыми мнениями, простирается до бесконечности.

Желания бывают: одни — естественные и необходимые, другие — естественные, но не необходимые, третьи — не естественные и не необходимые, но происходящие от пустых мнений.

Главные мысли

* * *
Я предпочел бы, исследуя природу, откровенно, как оракул, вещать полезное всем людям, хотя бы и никто не понял меня, чем, приспособляясь к людским мнениям, пожинать в обилии уделяемую хвалу от толпы.

Я никогда не стремился нравиться толпе. Что им нравилось, тому я не научился; а что знал я, то было далеко от их чувств.

Иные всю жизнь готовят себе средства к жизни, не видя, что во всех нас влито при рождении смертное зелье [смертельный яд].

Необходимость есть бедствие, но нет никакой необходимости жить с необходимостью.

Голос плоти — не голодать, не жаждать, не зябнуть. У кого есть это, и кто надеется иметь это и в будущем, тот даже с Зевсом может поспорить о счастье.

Итак, кто следует природе, а не вздорным мыслям, тот довольствуется своим во всем, ибо по отношению к тому, что достаточно природе, всякое владение есть богатство, а по отношению к безграничным стремлениям и огромное богатство есть не богатство, а бедность.

Мы не столько имеем надобность [в помощи] от друзей, сколько в уверенности относительно помощи.

Будем совершенно выбрасывать дурные привычки, всё равно как скверных людей, долгое время приносивших нам большой вред.

Не следует делать вид, что занимаешься философией, но следует на самом деле заниматься ею: ведь нам нужно не казаться здоровыми, а быть поистине здоровыми.

Должно врачевать несчастья благодарным воспоминанием о том, что погибает, и сознанием, что нельзя сделать несделанным то, что произошло.

Не желудок ненасытен, как говорят люди толпы, но лживое представление о желудке, как о чем-то, не имеющем предела наполнения.

Всякий уходит из жизни, как будто он только что родился.

Глупо просить у богов то, что человек способен сам себе доставить.

Ничего не достаточно тому, кому достаточное мало [кажется малым].

Да не будешь ты делать в жизни ничего, что может внушать тебе страх, если оно станет известно другому.

Всем желаниям следует предъявлять такой вопрос: что со мною будет, если исполнится то, чего я ищу вследствие желания, — и если не исполнится?

Человек спокойный и другому не докучлив.

Отрывки из сочинений и писем

* * *
Пусты слова того философа, которыми не врачуется никакое страдание человека. Как от медицины нет никакой пользы, если она не изгоняет болезней из тела, так и от философии, если она не изгоняет болезни души.

Если бы бог внимал молитвам людей, то скоро все люди погибли бы [истребили бы друг друга], постоянно желая много зла друг другу.

Начало и корень всякого блага — удовольствие чрева: даже мудрость и прочая культура имеют отношение к нему.

Благодарение блаженной природе за то, что она сделала необходимое легкодостижимым, а труднодостижимое — не необходимым.

Кому малого недостаточно, тому ничего недостаточно.

Многие, получив богатство, находят в нем не избавление от зол, но перемену на бóльшие.

Живи незаметно!

источник; источник

* * *
Top 10 Epicurus Quotes

1. The art of living well and the art of dying well are one.

2. Do not spoil what you have by desiring what you have not; remember that what you now have was once among the things you only hoped for.

3. A free life cannot acquire many possessions, because this is not easy to do without servility to mobs or monarchs.

4. Not what we have but what we enjoy, constitutes our abundance.

5. Nothing is enough for the man to whom enough is too little.

6. Of all the things which wisdom provides to make us entirely happy, much the greatest is the possession of friendship.

7. It is folly for a man to pray to the gods for that which he has the power to obtain by himself.

8. I have never wished to cater to the crowd; for what I know they do not approve, and what they approve I do not know.

9. Misfortune seldom intrudes upon the wise man; his greatest and highest interests are directed by reason throughout the course of life.

10. The misfortune of the wise is better than the prosperity of the fool.

source: The Philosophy of Epicurus

10 Easy Things That Will Make You Happier, Backed By Science

1. Exercise more – 7 minutes might be enough

2. Sleep more – you’ll be less sensitive to negative emotions

3. Move closer to work – a short commute is worth more than a big house

Our commute to the office can have a surprisingly powerful impact on our happiness. The fact that we tend to do this twice a day, five days a week, makes it unsurprising that its effect would build up over time and make us less and less happy.

4. Spend time with friends and familydon’t regret it on your deathbed

Staying in touch with friends and family is one of the top five regrets of the dying. If you want more evidence that it’s beneficial for you, I’ve found some research that proves it can make you happier right now.

5. Go outside – happiness is maximized at 13.9°C [I knew it - Dubai is NEVER happy! - E.K.]

6. Help others – 100 hours a year is the magical number

7. Practice smiling – it can alleviate pain

Smiling itself can make us feel better, but it’s more effective when we back it up with positive thoughts.

8. Plan a trip – but don’t take one

As opposed to actually taking a holiday, it seems that planning a vacation or just a break from work can improve our happiness.

9. Meditate – rewire your brain for happiness

Meditation is often touted as an important habit for improving focus, clarity and attention span, as well as helping to keep you calm. It turns out it’s also useful for improving your happiness.

10. Practice gratitude – increase both happiness and life satisfaction

This is a seemingly simple strategy, but I’ve personally found it to make a huge difference to my outlook. There are lots of ways to practice gratitude, from keeping a journal of things you’re grateful for, sharing three good things that happen each day with a friend or your partner, and going out of your way to show gratitude when others help you.

Quick last fact: Getting older will make yourself happier

As a final point, it’s interesting to note that as we get older, particularly past middle age, we tend togrow happier naturally.

For details read the source

Sunday, January 26, 2014

Владимир Набоков. Стихотворения/ V. Nabokov, selected poems

* * *
Нет, бытие — не зыбкая загадка!
Подлунный дол и ясен, и росист.
Мы — гусеницы ангелов; и сладко
въедаться с краю в нежный лист.

Рядись в шипы, ползи, сгибайся, крепни,
и чем жадней твой ход зеленый был,
тем бархатистей и великолепней
хвосты освобожденных крыл

6 мая 1923

* * *
Блуждая по запущенному саду,
я видел, в полдень, в воздухе слепом,
двух бабочек глазастых, до упаду
хохочущих над бархатным пупом
подсолнуха. А в городе однажды
я видел дом: был у него такой
вид, словно он смех сдерживает; дважды
прошел я мимо и потом рукой
махнул и рассмеялся сам; а дом, нет,
не прыснул: только в окнах огонек
лукавый промелькнул. Все это помнит
моя душа, все это ей намек,
что на небе по-детски Бог хохочет,
смотря, как босоногий серафим
вниз перегнулся и наш мир щекочет
одним лазурным перышком своим.

1924

* * *
В раю

Моя душа, за смертью дальней
твой образ виден мне вот так:
натуралист провинциальный,
в раю потерянный чудак.

Там в роще дремлет ангел дикий,
полупавлинье существо.
Ты любознательно потыкай
зеленым зонтиком в него,

соображая, как сначала
о ней напишешь ты статью,
потом... но только нет журнала
и нет читателей в раю.

И ты стоишь, еще не веря
немому горю своему:
об этом синем сонном звере
кому расскажешь ты, кому?

Где мир и названные розы,
музей и птичьи чучела?
И смотришь, смотришь ты сквозь слезы
на безымянные крыла.

1927
(опубл.: «Руль», 18 марта 1928, под назв. «К душе»).

* * *
Толстой

Картина в хрестоматии: босой
старик. Я поворачивал страницу,
мое воображенье оставалось
холодным. То ли дело — Пушкин: плащ,
скала, морская пена... Слово «Пушкин»
стихами обрастает, как плющом,
и муза повторяет имена,
вокруг него бряцающие: Дельвиг,
Данзас, Дантес,— и сладостно-звучна
вся жизнь его,— от Делии лицейской
до выстрела в морозный день дуэли.
К Толстому лучезарная легенда
еще не прикоснулась. Жизнь его
нас не волнует. Имена людей,
с ним связанных, звучат еще незрело:
им время даст таинственную знатность,
то время не пришло; назвав Черткова,
я только б сузил горизонт стиха.
И то сказать: должна людская память
утратить связь вещественную с прошлым,
чтобы создать из сплетни эпопею
и в музыку молчанье претворить.
А мы еще не можем отказаться
от слишком лестной близости к нему
во времени. Пожалуй, внуки наши
завидовать нам будут неразумно.
Коварная механика порой
искусственно поддерживает память.
Еще хранит на граммофонном диске
звук голоса его: он вслух читает,
однообразно, торопливо, глухо,
и запинается на слове «Бог»,
и повторяет: «Бог», и продолжает
чуть хриплым говорком,— как человек,
что кашляет в соседнем отделенье,
когда вагон на станции ночной,
бывало, остановится со вздохом.
Есть, говорят, в архиве фильмов ветхих,
теперь мигающих подслеповато,
яснополянский движущийся снимок:
старик невзрачный, роста небольшого,
с растрепанною ветром бородой,
проходит мимо скорыми шажками,
сердясь на оператора. И мы
довольны. Он нам близок и понятен.
Мы у него бывали, с ним сидели.
Совсем не страшен гений, говорящий
о браке или о крестьянских школах...
И, чувствуя в нем равного, с которым
поспорить можно, и зовя его
по имени и отчеству, с улыбкой
почтительной, мы вместе обсуждаем,
как смотрит он на то, на се... Шумят
витии за вечерним самоваром;
по чистой скатерти мелькают тени
религий, философий, государств,—
отрада малых сих... Но есть одно,
что мы никак вообразить не можем,
хоть рыщем мы с блокнотами, подобно
корреспондентам на пожаре, вкруг
его души. До некой тайной дрожи,
до главного добраться нам нельзя.
Почти нечеловеческая тайна!
Я говорю о тех ночах, когда
Толстой творил, я говорю о чуде,
об урагане образов, летящих
по черным небесам в час созиданья,
в час воплощенья... Ведь живые люди
родились в эти ночи... Так Господь
избраннику передает свое
старинное и благостное право
творить миры и в созданную плоть
вдыхать мгновенно дух неповторимый.
И вот они живут; все в них живет —
привычки, поговорки и повадка;
их родина — такая вот Россия,
какую носим мы в той глубине,
где смутный сон примет невыразимых,—
Россия запахов, оттенков, звуков,
огромных облаков над сенокосом,
Россия обольстительных болот,
богатых дичью... Это все мы любим.
Его созданья, тысячи людей,
сквозь нашу жизнь просвечивают чудно,
окрашивают даль воспоминаний,—
как будто впрямь мы жили с ними рядом.
Среди толпы Каренину не раз
по черным завиткам мы узнавали;
мы с маленькой Щербацкой танцевали
заветную мазурку на балу...
Я чувствую, что рифмой расцветаю,
я предаюсь незримому крылу...
Я знаю, смерть лишь некая граница:
мне зрима смерть лишь в образе одном,
последняя дописана страница,
и свет погас над письменным столом.
Еще виденье, отблеском продлившись,
дрожит, и вдруг — немыслимый конец...
И он ушел, разборчивый творец,
на голоса прозрачные деливший
гул бытия, ему понятный гул...
Однажды он со станции случайной
в неведомую сторону свернул,
и дальше — ночь, безмолвие и тайна...

<1928>

* * *
Вот это мы зовем луной.
Я на луне, и нет возврата.
Обнажена и ноздревата...
А, здравствуйте — и вы со мной.

Мы на луне. Луна, Селена.
Вы слышите? Эл, у, эн, а...
Я говорю: обнажена,
как после праздника арена.

Иль поле битвы: пронеслись
тут бегемоты боевые,
и бомбы бешено впились,
воронки вырыв теневые.

И если, мучась и мыча,
мы матовые маски снимем,
потухнет в этом прахе синем
и ваша, и моя свеча.

Наш лунный день не будет долог
среди камней и гор нагих.
Давайте ж, если вы геолог,
займемся изученьем их.

В ложбине мрак остроугольный
ползет по белизне рябой.
У нас есть шахматы с собой,
Шекспир и Пушкин. С нас довольно.

1942

* * *
Neuralgia intercostalis

О, нет, то не ребра
— эта боль, этот ад —
это русские струны
в старой лире болят.

(во время болезни)
Март-апрель 1950

* * *
Минуты есть: «Не может быть, — бормочешь, —
не может быть, не может быть, что нет
чего-то за пределом этой ночи»,
и знаков ждешь, и требуешь примет.

Касаясь до всего душою голой,
на бесконечно милых мне гляжу
со стоном умиленья и, тяжелый,
по тонкому льду счастия хожу.

27 декабря 1953

Tuesday, January 14, 2014

время уходит/ time flies

«Мне некогда», — постоянно говорим мы. Некогда позвонить, написать, увидеться с тем, кто ждет. Мы вечно заняты, куда-то спешим. «Хорошо», — отвечает время и уходит…

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...