Sunday, March 29, 2015

к чему я приду? К участи Мопассана?/ Yuriy Nagibin, diaries, 1969-1972

20 ноября 1969 г.
Нет ничего страшнее передышек. Стоит хоть на день выйти из суеты работы и задуматься, как охватывают ужас и отчаяние. Странно, но в глубине души я всегда был уверен, что мы обязательно вернемся к своей блевотине. Даже в самые обнадеживающие времена я знал, что это мираж, обман, заблуждение, и мы с рыданием припадем к гниющему трупу. Какая тоска, какая скука! И как все охотно стремятся к прежнему отупению, низости, немоте. Лишь очень немногие были душевно готовы к достойной жизни, жизни разума и сердца; у большинства не было на это сил. Даже слова позабылись, не то что чувства. Люди пугались даже призрака свободы, ее слабой тени. Сейчас им возвращена привычная милая ложь, вновь снят запрет с подлости, предательства; опять — никаких нравственных запретов, никакой ответственности,— детский цинизм, языческая безвинность, неандертальская мораль.

1969

И ей же [Алле; на фото справа она и Нагибин], ее ясному, прямому и проницательному, без всякой бабьей мути разуму обязан я тем, что наконец-то стал реально видеть окружающих людей, видеть их такими, как они есть, а не такими, как мне того хочется.
...Люди, даже близкие, даже любящие, так эгоцентричны, самодурны, слепы и безжалостны, что очень трудно сохранить союз двоих, защищенных лишь своим бедным желанием быть вместе.

1971

Вот чудо жизни: ничто в природе не приедается, не утомляет повторами, всё как в первый раз, даже с годами еще пронзительнее и невыносимо прекраснее.

Внешне всё это выглядит мелкой раздражительностью, какой-то бытовой распущенностью, когда человек не желает поступиться никакими малостями своего скверного характера в угоду близким. Я это понимаю, но ничего не могу поделать с собой. Вот тоска-то! А если это будет прогрессировать, к чему я приду? К участи Мопассана?*

[*«Он был нормандцем по линии матери, по месту рождения, по воспитанию. Отец его происходил из Лотарингии, что вряд ли имело какое-нибудь значение, поскольку этот ловелас оставил свою жену и едва узнавал сына, хотя и не ссорился с ним. Ги был воспитан в краю Ко, на крутых берегах, размытых дождем, среди кошуанских рыбаков и фермеров. Он говорил на их наречии, любил их рассказы, усвоил их добродетели и их пороки. Его мать Лаура Ле Пуатвен была женщиной незаурядной, интеллигентной и страдающей неврозом. Своим талантом рассказчика сын был обязан матери. К несчастью, она передала ему и опасную наследственность (неустойчивость психического равновесия).» (Андре Моруа, «Литературные портреты. Ги де Мопассан»)

Произведения Ги де Мопассана имели огромный успех не только во Франции, но и за рубежом. Благодаря славе доход писателя вырос до 60 тысяч франков в год. Это позволило поддерживать разорившуюся мать и семью больного брата.

В марте 1877 года 27-летний Мопассан отправил своему другу Роберу письмо: «У меня сифилис, наконец-то настоящий, а не жалкий насморк... нет, нет, самый настоящий сифилис, от которого умер Франциск I. Велика беда! Я горд, я больше всего презираю всяческих мещан. Аллилуйя, у меня сифилис, следовательно, я уже не боюсь подцепить его».
Медицина того времени была еще беспомощна и не могла излечить этот недуг, поразивший таких великих мастеров, как Доде, Малларме, Тулуз-Лотрек, Гоген, Нерваль, Бодлер, Жюль де Гонкур, Ван-Гог, Ницше, Мане и многих других. Их Мопассан в шутку называл «наидражайшие сифилитики».

В марте 1884 года Мопассан получил странное письмо, корреспондентка не назвалась, но послание его заинтересовало. Автором письма оказалась Мария Башкирцева. Ги отвечал на письма Марии цинично; девушка этого ему не простила: «Вы не тот, кого я ищу. Но я никого не ищу, ибо полагаю, что мужчины должны быть аксессуарами в жизни сильных женщин. Невозможно поручиться за то, что мы созданы для друг друга. Вы не стоите меня. И я очень жалею об этом. Мне так хотелось бы иметь человека, с которым можно было бы поговорить». Это было ее последнее письмо, все попытки знаменитого писателя возобновить переписку оказались тщетными.
Примерно с 1885 года 35-летний писатель начал страдать от нервных расстройств, навязчивых идей и галлюцинаций. Мопассан понимает, что сползает в безумие. «Я не хочу пережить самого себя», — пишет он одному из друзей.
В декабре 1891 года (в «Литературных портретах» Андре Моруа указан 1892 год), после покушения на самоубийство [пытался застрелиться; перерезать горло], Мопассан был помещен в клинику доктора Бланша в Пасси (предместье Парижа), где находился два года, до своей смерти. В лечебнице для душевнобольных закончил свои дни и брат писателя.
Умер Ги де Мопассан 6 июля 1893 года; причиной смерти был назван прогрессивный паралич мозга.
Последними его словами были: «Тьма! О, тьма!»
источники: 1, 2]

1972

Видел оленей в березовом лесу южнее Киркенеса. Вначале показалось, что лес стал гуще и ветвистей, а потом увидел движение этой новой поросли. И всё внутри задрожало от восторга.

Ночное Осло

Выработался новый человеческий тип: несгибаемая советская вдова. Я всё время слышу сквозь погребальный звон: «Такая-то прекрасно держится!» Хоть бы для разнообразия кто-нибудь держался плохо. Да нет, вдова должна быть в отличной форме, собрана, как легкоатлет перед стартом, иначе весь жалкий нажиток растащут дальние родственники, дети от других браков и полуслепая старшая сестра покойного, оказавшаяся почему-то на его иждивении, о чем никто не знал.

Ю. Нагибин, дневниковые записи, источник

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...