Monday, June 29, 2015

безусловное принятие/ Petranovskaya - unconditional acceptance

...по поводу безусловной любви. Кто не знает, это такая священная корова гуманистической психологии. Типа, любить ребенка (и вообще всякого человека, но ребенка особенно), надо БЕЗУСЛОВНО. Не в зависимости от того, насколько он хорош, талантлив, красив, здоров и соответствует нашим ожиданиям, а просто так. За то, что он есть. А кто так ребенка не любит, тот неправильный родитель и огребет немерено, дайте только срок.

С одной стороны, очень все это правильно. Но вот что меня смущает.

Мне кажется, предъявляя родителю (или кому угодно) ТРЕБОВАНИЕ безусловно любить, мы впадаем в логическое противоречие. Задаем планку, которую заведомо нереально выдержать, а потом говорим: о-па, не достал!
Почему невозможно? Да как-то мне сдается, и этим своим мнением я фраппировала как раз питерских коллег, что безусловная любовь возможна только к очень маленькому ребенку, младенцу. Это та самая любовь, которая описана в милом стихотворении Агнии Барто: «Она водички попила: Ну, девочка, ну, умница! Она немного поспала: Ну, девочка, ну, умница!» Очень важный опыт в жизни человека, необходимый.
Но младенчество проходит, в ребенке все больше проклевывается личность, субъектность. Правильно ли, честно ли любить его так же, как младенца, «ни за что»? Как будто им не была проделана огромная работа по выращиванию своей индивидуальности, как будто он не делал множество сложнейших выборов, становясь тем, кем он стал? И родителем как будто не был пройден вместе с ребенком долгий путь, вложены силы, чувства, мысли, забота? Не обесценивание ли это?

Да и есть ли такое в жизни? Можно ли безусловно любить друга, супруга? Не в абстрактно-христианском смысле, а прямо — любить? Что бы он ни делал, как бы ни предавал? Мне кажется, в любых взрослых отношениях есть черта, за которую любовь не перейдет, если это любовь, а не зависимость.

Кстати, насколько я помню, классики-то этого самого гуманистического подхода использовали выражение «безусловное принятие» (unconditional acceptance), а вовсе не «безусловная любовь». Принятие — это не чувство, это позиция. Некое внутреннее решение не брать на себя функции Страшного суда и не сортировать людей на зерна и плевела. Уважение, внимание к живому и разному. Принятие есть результат свободного решения, оно не может быть обусловлено, например, материнским инстинктом. И, как всякое свободное решение, оно не может быть проверено на предмет «принято ли оно на самом деле» не только посторонним наблюдателем, но и самим человеком.
Даже если такое решение есть, это лишь решение встать на определенный путь. Полное, безусловное принятие ближнего — вообще выше сил человеческих.

Л. Петрановская, источник

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...