Tuesday, March 15, 2016

юношеские дневники/ Berggoltz, from youth diaries

1923 год
Подарено мамочкой 19/26. I.1923 г.
19. III. 1923. Петроград.
В этой скромной тетрадке день за днем буду я вести записи моей жизни...
Ничего не должно быть скрыто от тебя, мой друг, дневник, — я поделюсь с тобою малейшей радостью и горестью............
Ляля Берггольц [13 лет]

1924 год
24-го января. Четверг.
Право, я начинаю все больше и больше симпатизировать идейным коммунистам; что, в сущности, представляет собою коммунизм? Это учение Христа, т.е. исполнение его заветов, но с отрицанием его самого. И, по-моему, в Р<оссийской> К<оммунистической> П<артии> более правды, чем в монашеской общине. И меня влечет к нему, и я буду коммунисткой! Да! Может быть, я и не запишусь в партию, но в жизни я буду идейной коммунисткой...

1925 год
8—3—25.
Скоро у нас в школе будет КСМ... [Районный комитет Российского коммунистического союза молодежи (РКСМ), т.е. райком] Как я счастлива... Все свои силы, всю жизнь отдам Комсомолу... Я все мечтаю... Как я хочу быть красивой...

3 июля.
Но где же Рабкрин? Почему его око не заглянет сюда? Пора приструнить или сменить зарвавшегося завхоза. Он должен помнить, что крестьяне теперь не те, что были 8 лет тому назад, что теперь у нас — Рабоче-крестьянская власть.

20 <сентября>.
Читала Писарева о Пушкине... Бедный, жалкий «маленький» Пушкин... Писарев прав, это факт.
Сказать по правде, Пушкин мне мало нравился, а теперь почти совсем развенчан. Конечно, он дал сдвиг. Заслуги его... большие. Но... но Писарев прав. Вот, например, его стих: «Поэт на лире вдохновенной...» Красота. Да, при новом строе она должна сделаться общим достоянием, а не достоянием одного. Надо так, чтобы она пропитала все фибры пролетарской жизни, пролетарского быта...

1927 год
25-го <июня>. Суббота.
Именем любовь назови!
Именем назвать не могу!
Имя моей вечной любви
Тает на февральском снегу!..
Г. И<вано>в.
Не могу читать Мандельштама! «Душа» не принимает — не доходит до нее... А Георгий Иванов — очень нравится... У Мандельштама я не вычитала ни одной строчки, которая бы заставила меня затрепетать: сушь и гладь... Почему так? Я знаю, что у него хорошие стихи, но я не могу их читать.

25-го <июля>. Понедельник.
Разгром Китайской революции — это как потеря любимого... Я точно состарилась, когда услыхала... Разгром, измены... Компартия на нелегальном положении... Там борьба, а мы? Спектакль, стенгаз<ета>, митинг? Как мало, как мизерно!

1928 год
Я беременна. С января же. Четвертый месяц. Сначала хотела сделать аборт, потом не стала. Свяжет ребенок, знаю, и адски тяжело будет — ведь надо столько средств, а откуда же взять — Борис не работает, я тоже. Но пусть, пусть, другим — еще тяжелее было, и все-таки они не травили детей. Пусть, выбьюсь…

16-го <сентября>. Воскресенье.
Хотела к Ахматовой везти книгу. Нет... мне торопиться некуда... Год-два... Ой, надо ей отвезти Мандельштама. Я так мало знаю по сравнению с ним, что могу сказать только, что «О поэзии» — очень интересно... Но очень субъективно, по-моему.
Ничего не пишу. Заботы ли или что, во всяком случае, перерыв хорошо. Ан<то>кольский тоже хорошо. Остроумно Каверин.

9/XI.
Я никогда не сожгу этих тетрадок. Через много лет оглянусь на них спокойно и рассудительно, «критически» — как на чужую. Наверно, будет смешно, или чуть-чуть, или много.

отрывки; источник

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...